Вторник, 27 Сентября 2022 13:37

ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНОГО и ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ. Преставление свт. Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского (407)

Римские императоры-язычники пытались полностью уничтожить в человечестве воспоминания о священных местах, где пострадал за людей и воскрес Господь наш Иисус Христос. Император Адриан (117 - 138) приказал засыпать землей Голгофу и Гроб Господень и на искусственном холме поставить капище языческой богини Венеры и статую Юпитера. На это место собирались язычники и совершали идольские жертвоприношения. Однако через 300 лет Промыслом Божиим великие христианские святыни - Гроб Господень и Животворящий Крест были вновь обретены христианами и открыты для поклонения. Это произошло при равноапостольном императоре Константине Великом (память 21 мая), первом из римских императоров, прекратившем гонения на христиан. Святой равноапостольный Константин Великий (306 - 337) после победы в 312 году над Максентием, правителем Западной части Римской империи, и над Ликинием, правителем Восточной ее части, в 323 году сделался единодержавным правителем огромной Римской империи. В 313 году он издал так называемый Миланский эдикт, по которому была узаконена христианская религия и гонения на христиан в Западной половине империи прекратились. Правитель Ликиний, хотя и подписал в угоду Константину Миланский эдикт, однако фактически продолжал гонения на христиан. Только после его окончательного поражения и на Восточную часть империи распространился указ 313 года о веротерпимости. Равноапостольный император Константин, содействием Божиим одержавший в трех войнах победу над врагами, видел на небе Божие знамение - Крест с надписью "Сим победиши". Горячо желая отыскать Крест, на котором был распят Господь наш Иисус Христос, равноапостольный Константин направил в Иерусалим свою мать, благочестивую царицу Елену (память 21 мая), снабдив ее письмом к Патриарху Иерусалимскому Макарию. Хотя святая царица Елена к этому времени была уже в преклонных годах, она с воодушевлением взялась за исполнение поручения. Языческие капища и идольские статуи, наполнявшие Иерусалим, царица повелела уничтожить. Разыскивая Животворящий Крест, она расспрашивала христиан и иудеев, но долгое время ее поиски оставались безуспешными. Наконец, ей указали на одного старого еврея по имени Иуда, который сообщил, что Крест зарыт там, где стоит капище Венеры. Капище разрушили и, совершив молитву, начали копать землю. Вскоре были обнаружены Гроб Господень и неподалеку от него три креста, дощечка с надписью, сделанной по приказанию Пилата, и четыре гвоздя, пронзившие Тело Господа. Чтобы узнать, на котором из трех крестов был распят Спаситель, Патриарх Макарий поочередно возложил кресты на покойника. Когда был возложен Крест Господень, мертвец ожил. Увидев воскресшего, все убедились, что найден Животворящий Крест. Христиане, в бесчисленном множестве пришедшие поклониться Святому Кресту, просили святителя Макария поднять, воздвигнуть Крест, чтобы все могли, хотя издали, благоговейно созерцать Его. Тогда Патриарх и другие духовные лица начали высоко поднимать Святой Крест, а народ, взывая: "Господи, помилуй", благоговейно поклонялся Честному Древу. Это торжественное событие произошло в 326 году. При обретении Животворящего Креста совершилось и другое чудо: тяжело больная женщина, при осенении ее Святым Крестом, сразу исцелилась. Старец Иуда и другие иудеи уверовали во Христа и приняли святое Крещение. Иуда получил имя Кириак и впоследствии был рукоположен во епископа Иерусалимского. В царствование Юлиана Отступника (361 - 363) он принял мученическую смерть за Христа (память священномученика Кириака 28 октября). Святая царица Елена ознаменовала места, связанные с земной жизнью Спасителя, основанием более 80 храмов, воздвигнутых в Вифлееме - месте Рождества Христова, на горе Елеонской, откуда Господь вознесся на небо, в Гефсимании, где Спаситель молился перед Своими страданиями и где была погребена Божия Матерь после успения. В Константинополь святая Елена привезла с собой часть Животворящего Древа и гвозди. Равноапостольный император Константин повелел воздвигнуть в Иерусалиме величественный и обширный храм в честь Воскресения Христова, включавший в себя и Гроб Господень, и Голгофу. Храм строился около 10 лет. Святая Елена не дожила до освящения храма; она скончалась в 327 году. Храм был освящен 13 сентября 335 года. На следующий день, 14 сентября, установлено было праздновать Воздвижение Честного и Животворящего Креста.

В этот день вспоминается еще одно событие, связанное с Крестом Господним, - его возвращение из Персии после 14-летнего плена обратно в Иерусалим. В царствование Византийского императора Фоки (602 - 610) персидский царь Хозрой II в войне против греков разбил греческое войско, разграбил Иерусалим и увез в плен Животворящий Крест Господень и Святого Патриарха Захарию (609 - 633). Крест пробыл в Персии 14 лет и лишь при императоре Ираклии (610 - 641), который с помощью Божией победил Хозроя и заключил мир с сыном последнего, Сироесом, христианам была возвращена их святыня - Крест Господень. С великим торжеством Животворящий Крест был принесен в Иерусалим. Император Ираклий в царском венце и порфире понес Крест Христов в храм Воскресения. Рядом с царем шел Патриарх Захария. У ворот, которыми восходили на Голгофу, император внезапно остановился и не мог двинуться дальше. Святой Патриарх объяснил царю, что ему преграждает путь Ангел Господень, ибо Тот, Кто нес на Голгофу Крест для искупления мира от грехов, совершил свой Крестный путь в уничиженном виде. Тогда Ираклий, сняв венец и порфиру, надел простую одежду и беспрепятственно внес Крест Христов в храм.

В слове на Воздвижение Креста святой Андрей Критский (память 4 июля) говорит: "Крест воздвигается, и все верные стекаются, Крест воздвигается, и град торжествует, и народы совершают празднество".

 

+++

В этот день пра­во­слав­ные хри­сти­а­не вс­по­ми­на­ют два со­бытия. Как го­во­рит Свя­щен­ное Пре­да­ние, Крест был най­ден в 326 го­ду в Иеру­са­ли­ме. Про­изо­шло это око­ло го­ры Гол­го­фы, где был рас­пят Спа­си­тель. И вто­рое со­бытие — воз­вра­ще­ние Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста из Пер­сии, где он на­хо­дил­ся в пле­ну. В VII ве­ке его вер­нул в Иеру­са­лим гре­че­ский им­пе­ра­тор Ирак­лий. Оба со­бытия объеди­ня­ет в на­зва­нии празд­ни­ка то, что об­ре­тен­ный Крест пе­ред на­ро­дом воз­дви­га­ли, то есть под­ни­ма­ли.

Празд­ник Воз­дви­же­ния, по­свя­щен­ный Кре­сту Хри­сто­ву, выра­жа­ет ли­тур­ги­че­ский (бо­го­слу­жеб­ный) ас­пект по­чи­та­ния хри­сти­а­на­ми Гол­гоф­ско­го Кре­ста как ору­дия спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. На­зва­ние ука­зы­ва­ет на тор­же­ствен­ное под­ня­тие Кре­ста вверх ("воз­дви­же­ние") по­сле об­на­ру­же­ния его в зем­ле. Это един­ствен­ный дву­на­де­ся­тый празд­ник (т. е. один из две­на­дца­ти ве­ли­чай­ших празд­ни­ков го­до­во­го цик­ла), исто­ри­че­ской ос­но­вой ко­то­ро­го яви­лись не только но­во­за­вет­ные со­бытия, но и бо­лее позд­ние – из об­ла­сти цер­ков­ной исто­рии.

Рож­де­ние Бо­го­ма­те­ри, празд­но­вав­ше­е­ся ше­стью дня­ми ра­нее, – пред­д­ве­рие тай­ны во­пло­ще­ния Бо­га на зем­ле, а Крест воз­ве­ща­ет о Его бу­ду­щей жерт­ве. По­это­му празд­ник Кре­ста то­же сто­ит в на­ча­ле цер­ков­но­го го­да (14/27 сен­тяб­ря).

* * *

С празд­ни­ком Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня Пра­во­слав­ная Цер­ковь со­еди­ня­ет бла­го­го­вей­ное и бла­го­дар­ное вос­по­ми­на­ние о са­мом Кре­сте, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель, и от­рад­но-груст­ное вос­по­ми­на­ние со­бытий об­ре­те­ния чест­но­го и до­сто­по­кло­ня­е­мо­го дре­ва это­го Кре­ста Гос­под­ня.

В этот день Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­гла­ша­ет ве­ру­ю­щих воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние Чест­но­му и Жи­во­тво­ря­ще­му Кре­сту, на ко­то­ром Гос­подь наш и Спа­си­тель пе­ре­нес ве­ли­чай­шие стра­да­ния ра­ди на­ше­го спа­се­ния.

На этом Кре­сте, по сло­вам цер­ков­ных пес­но­пе­ний, «смерть умерщ­в­ля­ет­ся и ны­не пу­ста яви­ся», на нем «со­де­ла спа­се­ние Пред­веч­ный Царь по­сре­ди зем­ли» и им осу­ществ­ле­на «веч­ная прав­да»; для нас же Крест Хри­стов – бо­же­ствен­ная лест­ни­ца, «ею­же вос­хо­дим на не­бе­са»; спа­си­тель­ное это дре­во – «ору­жие ми­ра, не­по­бе­ди­мая по­бе­да», ко­то­рое «воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство, яже преж­де враг сла­стию украд, из­гна­ны нас от Бо­га со­тво­ри», и мы – «зем­нии обо­жи­хом­ся» и «вси к Бо­гу при­вле­ко­хом­ся». Как же нам не бла­го­да­рить Гос­по­да в этот празд­ник, воз­да­вая по­кло­не­ние Кре­сту Хри­сто­ву, ко­то­рый явил­ся для нас «за­ря­ми не­тлен­ны­ми» на­ше­го спа­се­ния, ко­то­рым от­крыт для нас до­ступ в цар­ство Бо­жие, к не­бес­но­му бла­жен­ству, че­рез ко­то­рый мы по­лу­чи­ли «бес­смерт­ную пи­щу»!

По сло­вам од­но­го ве­ли­ко­го от­ца Церк­ви, «Крест – гла­ва на­ше­го спа­се­ния; Крест – при­чи­на бес­чис­лен­ных благ. Че­рез не­го мы, быв­шие преж­де бес­слав­ны­ми и от­вер­жен­ны­ми Бо­гом, те­перь при­ня­ты в чис­ло сы­нов; че­рез не­го мы уже не оста­ем­ся в за­блуж­де­нии, но по­зна­ли исти­ну; че­рез не­го мы, преж­де по­кла­няв­ши­е­ся де­ре­вьям и кам­ням, те­перь по­зна­ли Спа­си­те­ля всех; че­рез не­го мы, быв­шие ра­ба­ми гре­ха, при­ве­де­ны в сво­бо­ду пра­вед­но­сти, че­рез не­го зем­ля, на­ко­нец, сде­ла­лась не­бом». Крест – «твер­ды­ня свя­тых, свет всей все­лен­ной. Как в до­ме, объя­том тьмою, кто-ни­будь, за­жег­ши све­тиль­ник и по­ста­вив его на воз­вы­ше­нии, про­го­ня­ет тьму, так и Хри­стос во все­лен­ной, объя­той мра­ком, во­дру­зив Крест, как бы не­ко­то­рый све­тиль­ник, и под­няв его вы­со­ко, рас­се­ял весь мрак на зем­ле. И как све­тиль­ник со­дер­жит свет ввер­ху на сво­ей вер­ши­не, так и Крест ввер­ху на сво­ей вер­ши­не имел си­я­ю­щее Солн­це прав­ды» – на­ше­го Спа­си­те­ля1.

Вот чем яв­ля­ет­ся для нас Крест Хри­стов, и мы свя­то и бла­го­го­вей­но долж­ны по­чи­тать и по­чи­та­ем его. Каж­дый из нас всю жизнь свою освя­ща­ет кре­стом и крест­ным зна­ме­ни­ем. С ран­не­го дет­ства и до са­мой смер­ти каж­дый хри­сти­а­нин но­сит на се­бе, на гру­ди сво­ей крест как зна­ме­ние Хри­сто­вой по­бе­ды и на­шей за­щи­ты и си­лы; каж­дое де­ло мы на­чи­на­ем и окан­чи­ва­ем крест­ным зна­ме­ни­ем, де­лая все во сла­ву Хри­сто­ву. Как та­кую за­щи­ту и охра­ну, мы на­чер­ты­ва­ем зна­ме­ние кре­ста на всем для нас до­ро­гом и свя­том, и на сво­их до­мах, и на сте­нах, и на две­рях. Крест­ным зна­ме­ни­ем мы на­чи­на­ем день, и с крест­ным зна­ме­ни­ем мы по­гру­жа­ем­ся в сон, за­кан­чи­ва­ем день.

Те­перь крест – на­ша ве­ли­чай­шая свя­ты­ня, на­ша сла­ва, наш ду­хов­ный все­по­беж­да­ю­щий меч, и та­ким его сде­лал для нас Хри­стос сво­ей смер­тью и сво­и­ми стра­да­ни­я­ми на Кре­сте.

Спа­си­тель при­нял на Кре­сте му­чи­тель­ней­шую из каз­ней, «гре­хи на­ша воз­не­се на Те­ле Сво­ем на дре­во» (1Пет.2:24), «сми­рил Се­бе, по­слуш­лив быв да­же до смер­ти, смер­ти же крест­ныя» (Флп.2:8). Ка­кое, в са­мом де­ле, по­ра­зи­тель­ное, пре­вы­ша­ю­щее че­ло­ве­че­ское по­ни­ма­ние зре­ли­ще. «Вот, – вос­пе­ва­ет се­го­дня Цер­ковь, – Вла­дыка тва­ри и Гос­подь сла­вы при­гвож­да­ет­ся на Кре­сте и про­бо­да­ет­ся в реб­ра; Сла­дость Церк­ви вку­ша­ет желчь и оцет; По­кры­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми об­ла­га­ет­ся тер­но­вым вен­цом и оде­ва­ет­ся одеж­дой по­ру­га­ния; Со­з­дав­ший ру­кою че­ло­ве­ка за­у­ша­ет­ся тлен­ною ру­кою; Оде­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми при­ни­ма­ет уда­ры по пле­чам, при­ни­ма­ет за­пле­ва­ния и ра­ны, по­но­ше­ния и за­у­ше­ния и все тер­пит ра­ди нас, осуж­ден­ных» (сти­хи­ра). Как же мы, обла­го­де­тельство­ван­ные крест­ной смер­тью и стра­да­ни­я­ми Спа­си­те­ля, мо­жем не пре­кло­нять­ся в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те пе­ред «треб­ла­жен­ным дре­вом, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь», не чтить свя­то Крест, – на­шу сла­ву, на­шу по­бе­ду во Хри­сте и со Хри­стом.

Та­кое вы­со­кое и свя­щен­ное зна­че­ние Кре­ста Гос­под­ня, есте­ствен­но, де­ла­ло в гла­зах хри­сти­ан ве­ли­чай­шей свя­ты­ней и са­мое дре­во Кре­ста Гос­под­ня, тот са­мый де­ре­вян­ный крест, на ко­то­ром был рас­пят Спа­си­тель. Но пер­во­на­чаль­но этот свя­той Крест не был со­хра­нен хри­сти­а­на­ми, не был до­сто­я­ни­ем ве­ру­ю­щих, в те­че­ние це­лых трех сто­ле­тий не бы­ло да­же из­вест­но точ­но ме­сто, где эта хри­сти­ан­ская свя­ты­ня укрыта. По рав­вин­ско­му пред­пи­са­нию, «ка­мень, ко­то­рым кто-ни­будь был убит, де­ре­во, на ко­то­ром кто-ли­бо был по­ве­шен, меч, ко­то­рым кто-ни­будь был обез­глав­лен, и ве­рев­ка, ко­то­рой кто-ни­будь был за­ду­шен, долж­ны быть по­гре­бе­ны вме­сте с каз­нен­ны­ми»2. Но, не го­во­ря о том, что Спа­си­тель был пре­дан смер­ти по за­ко­нам рим­ской каз­ни, это тре­бо­ва­ние рав­вин­ско­го за­ко­на не мог­ло быть ис­пол­не­но в от­но­ше­нии ко Хри­сто­ву Кре­сту еще и по­то­му, что пре­чи­стое те­ло Спа­си­те­ля бы­ло по­гре­бе­но ру­ка­ми Его уче­ни­ков и дру­зей. Во вся­ком слу­чае, весь­ма ве­ро­ят­но, что все три кре­ста (Спа­си­те­ля и двух раз­бой­ни­ков) бы­ли по­ло­же­ны или за­рыты вбли­зи от ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Бла­го­го­вей­ная па­мять не­по­сред­ствен­ных сви­де­те­лей и оче­вид­цев рас­пя­тия Спа­си­те­ля – Его лю­бя­щих уче­ни­ков и уче­ниц, ко­неч­но, свя­то хра­ни­ла сво­им по­чи­та­ни­ем и по­кло­не­ни­ем это ме­сто. Ни­ка­кие по­сле­ду­ю­щие об­сто­я­тельства жиз­ни пер­вых хри­сти­ан, как бы тя­же­лы для них эти об­сто­я­тельства ни бы­ли, не мог­ли заста­вить их за­быть ме­ста, освя­щен­ные ве­ли­чай­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. Впо­след­ствии хра­ни­те­ля­ми вос­по­ми­на­ний о свя­тых ме­стах смер­ти и по­гре­бе­ния Спа­си­те­ля бы­ли пер­вые иеру­са­лим­ские еписко­пы и по­сле­ду­ю­щие хри­сти­а­не. Уже св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский сви­де­тельству­ет, что со вре­мен апо­стольских на­ча­лись пу­те­ше­ствия в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния ме­стам, освя­щен­ным вос­по­ми­на­ни­я­ми о раз­ных со­быти­ях зем­ной жиз­ни Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста3. Взя­тие и раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том4 в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни из­ме­ни­ли мно­гие ме­ста го­ро­да, – мог­ли под­верг­нуть­ся из­ме­не­нию, за­сы­па­нию му­со­ром и раз­ва­ли­на­ми так­же и свя­щен­ные ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Кро­ме то­го, исто­рик IV в. Ев­се­вий сви­де­тельству­ет, что вра­ги хри­сти­ан – языч­ни­ки – при­ни­ма­ли ме­ры к то­му, что­бы скрыть и да­же осквер­нить свя­тые для хри­сти­ан ме­ста; что не­че­сти­вые лю­ди с на­ро­чи­той безум­ной це­лью со­вер­шен­но из­ме­ни­ли вид мест­но­сти Гол­го­фы и свя­то­го Гро­ба. Свя­тую пе­ще­ру они за­сы­па­ли му­со­ром, на­сыпь свер­ху вы­мо­сти­ли кам­нем и здесь воз­двиг­ли ал­тарь бо­ги­ни сла­до­страст­ной люб­ви5. Дру­гие исто­ри­ки сви­де­тельству­ют, что осо­бен­но ста­рал­ся осквер­нять все свя­тые ме­ста бе­сов­ски­ми идо­ла­ми и жерт­ва­ми не­че­сти­вый им­пе­ра­тор рим­ский Ад­ри­ан (117–138 гг. по Р.Х.). Воз­двиг­нув на ме­сте ра­зо­рен­но­го Ти­том Иеру­са­ли­ма го­род, он ве­лел за­сы­пать гроб Гос­по­день зем­лей и мно­же­ством кам­ней, а на той го­ре, где был рас­пят Спа­си­тель (на «ска­ле Кре­ста»), он по­стро­ил храм язы­че­ской бо­ги­не рас­пут­ства Ве­не­ре и по­ста­вил ее идол, а над Гро­бом Гос­под­ним по­ста­вил идол Юпи­те­ра. Но ни раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том, ни вос­ста­нов­ле­ние его Ад­ри­а­ном не мог­ли так из­ме­нить го­род и свя­тые ме­ста, что­бы бла­го­го­вей­но пом­нив­шие эти ме­ста хри­сти­а­не не узна­ли бы их, не мог­ли бы их найти. А стрем­ле­ния не­че­стив­цев и языч­ни­ков осквер­нить и скрыть эти ме­ста до­сти­га­ли со­вер­шен­но об­рат­ной це­ли: сво­и­ми на­сы­пя­ми и идольски­ми со­ору­же­ни­я­ми они проч­но от­ме­ча­ли эти ме­ста, де­ла­ли не­воз­мож­ным за­б­ве­ние их ве­ру­ю­щи­ми и да­же са­ми­ми языч­ни­ка­ми. Так раз­ру­ша­ет Гос­подь «со­ве­ты не­че­сти­вых» и са­мое зло люд­ское об­ра­ща­ет к бла­гу Церк­ви сво­ей!

Бла­го­го­вей­но хра­ни­мое в па­мя­ти ве­ру­ю­щих и проч­но от­ме­чен­ное языч­ни­ка­ми, хо­тя и осквер­нен­ное ими, свя­тое ме­сто смер­ти Гос­под­ней оста­ва­лось в не­при­кос­но­вен­но­сти до вре­ме­ни ца­ря Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го. Этот хри­сто­лю­би­вый им­пе­ра­тор, еще бу­дучи внеш­не языч­ни­ком, а по де­я­тель­но­сти яв­ля­ясь хри­сти­ан­ским го­су­да­рем, имел ос­но­ва­ния осо­бен­но чтить Крест Хри­стов. Это зна­мя Хри­сто­вой по­бе­ды, по Бо­же­ствен­но­му устро­е­нию, три­жды по­слу­жи­ло для Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го зна­ме­ни­ем его по­бе­ды над вра­га­ми. В 312 г. Кон­стан­тин во­е­вал про­тив же­сто­ко­го Мак­сен­тия, во­ца­рив­ше­го­ся в Ри­ме, пре­сле­до­вав­ше­го и уби­вав­ше­го хри­сти­ан, про­во­див­ше­го не­че­сти­вую жизнь. По сло­вам то­г­даш­не­го исто­ри­ка (Ев­се­вия), Мак­сен­тий, го­то­вясь к борь­бе с Кон­стан­ти­ном, при­бе­гал к раз­ным вол­шеб­ствам и суе­вер­ным об­ря­дам; Кон­стан­тин же, не со­всем по­ла­га­ясь на си­лу сво­е­го вой­ска, чув­ство­вал не­об­хо­ди­мость в сверхъесте­ствен­ной по­мо­щи над вра­гом, а по­то­му раз­мыш­лял о том, ка­ко­му Бо­гу он дол­жен мо­лить­ся об этой по­мо­щи. В эту тя­же­лую ми­ну­ту вс­пом­нил Кон­стан­тин о том, что его отец Кон­стан­ций, ока­зы­вав­ший по­кро­ви­тельство хри­сти­а­нам, поль­зо­вал­ся бла­го­со­сто­я­ни­ем, то­г­да как го­ни­те­ли хри­сти­ан име­ли бед­ствен­ную кон­чи­ну, – и по­то­му ре­шил­ся об­ра­тить­ся с мо­лит­вой к Бо­гу Кон­стан­ция, еди­но­му, вер­хов­но­му Су­ще­ству. И вот, ко­г­да он от­дал­ся усерд­ной мо­лит­ве, то око­ло по­лу­д­ня уви­дел на не­бе лу­че­зар­ный крест, си­яв­ший силь­нее сол­неч­но­го све­та, с над­пи­сью на нем: «сим по­бе­ди­ши». Это чу­дес­ное зна­ме­ние ви­де­ли и во­и­ны, сре­ди ко­то­рых был пол­ко­во­дец Ар­те­мий, впо­след­ствии за­му­чен­ный (при Юли­а­не От­ступ­ни­ке) за Хри­ста. По­ра­жен­ный не­обы­чай­ным не­бес­ным ви­де­ни­ем, Кон­стан­тин впал в глу­бо­кий сон, и во сне явил­ся ему сам Спа­си­тель, опять по­ка­зал ему то же зна­ме­ние кре­ста, по­ве­лел ему упо­треб­лять изоб­ра­же­ние кре­ста, как зна­мя в вой­с­ках, и обе­щал ему по­бе­ду не только над Мак­сен­ти­ем, но и над все­ми вра­га­ми. Прос­нув­шись, Кон­стан­тин по­ве­лел сде­лать Крест Гос­по­день, по по­до­бию ви­ден­но­го им зна­ме­ния, из дра­го­цен­ных кам­ней, а так­же на­чер­тать изоб­ра­же­ние кре­ста на зна­ме­нах, на ору­жии, шле­мах и щи­тах во­и­нов. С тех пор вой­ска Кон­стан­ти­на со­вер­ша­ли по­хо­ды, имея сво­им зна­ме­ни­ем крест, со­еди­нен­ный с пер­вы­ми бук­ва­ми име­ни Спа­си­те­ля. В бит­ве на Мельвийском мо­сту (че­рез Тибр) Кон­стан­тин одер­жал бле­стя­щую по­бе­ду над Мак­сен­ти­ем (28 окт. 312 г.). Сам Мак­сен­тий уто­нул с мно­же­ством сво­их во­и­нов в ре­ке, а Кон­стан­тин по­бе­до­нос­но во­шел в Рим. По­сле это­го он воз­двиг в Ри­ме ста­тую се­бе, дер­жав­шую в пра­вой ру­ке крест, а в над­пи­си на ста­туе по­бе­да над Мак­сен­ти­ем при­пи­сы­ва­лась «спа­си­тель­но­му зна­ме­нию» кре­ста. Так­же в вой­не с ви­зан­тий­ца­ми и ски­фа­ми еще два­жды Кон­стан­тин ви­дел на не­бе чу­дес­ное зна­ме­ние кре­ста, ко­то­рое воз­ве­сти­ло ему по­бе­ду над вра­га­ми.

Лег­ко по­нять, ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем к Кре­сту Гос­под­ню бы­ло пре­ис­пол­не­но по­сле этих со­бытий серд­це хри­сто­лю­би­во­го ца­ря Кон­стан­ти­на. И вот этот им­пе­ра­тор, «не без вну­ше­ния свы­ше, но по­буж­да­е­мый Ду­хом са­мо­го Спа­си­те­ля» ре­шил не только отыс­кать чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня, воз­дать ему по­кло­не­ние, но и «свя­щен­ней­шее ме­сто спа­си­тель­но­го вос­кре­се­ния в Иеру­са­ли­ме сде­лать пред­ме­том все­об­ще­го бла­го­го­вей­но­го по­чи­та­ния» – по­стро­ить над ним храм7. Ис­пол­ни­тель­ни­цей бла­го­че­сти­во­го на­ме­ре­ния им­пе­ра­то­ра яви­лась его мать, бла­жен­ная ца­ри­ца Еле­на, по на­сто­я­ни­ям са­мо­го им­пе­ра­то­ра при­няв­шая хри­сти­ан­ство, от­ли­чав­ша­я­ся бла­го­че­сти­ем и пла­мен­ной рев­но­стью по ве­ре Хри­сто­вой. В 326 г. Еле­на от­пра­ви­лась в свя­тую зем­лю с це­лью отыс­кать и по­се­тить ме­ста, освя­щен­ные глав­ней­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. При­быв в Иеру­са­лим, ис­пол­нен­ная бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния найти пе­ще­ру гро­ба Гос­под­ня и чест­ное дре­во Кре­ста, она рев­ност­но при­ня­лась ис­кать их. Пат­ри­ар­хом в Иеру­са­ли­ме был в то вре­мя Ма­ка­рий, встре­тив­ший ца­ри­цу с по­до­ба­ю­щи­ми по­че­стя­ми и ока­зы­вав­ший ей по­мощь в ее свя­том де­ле.

По пре­да­нию8, в де­ле об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня ока­зал по­мощь один ев­рей, по име­ни Иу­да. К ев­ре­ям, жив­шим в Иеру­са­ли­ме, ца­ри­ца Еле­на об­ра­ти­лась с прось­бой ука­зать ей ме­сто, где скрыт Крест Гос­по­день. Они от­ка­за­лись сде­лать это, ссы­ла­ясь на свое не­зна­ние, и только по­сле угроз ца­ри­цы му­че­ни­я­ми и смер­тью ука­за­ли на не­ко­е­го стар­ца Иу­ду как мо­гу­ще­го ука­зать ца­ри­це это ме­сто. Но и Иу­да дол­го не со­гла­шал­ся ис­пол­нить тре­бо­ва­ние ца­ри­цы и только по­сле ис­тя­за­ний при­вел ее к то­му ме­сту, где был на­сы­пан боль­шой холм из зем­ли, му­со­ра и кам­ней и где не­ко­г­да рим­ский царь Ад­ри­ан по­стро­ил ка­пи­ще в честь язы­че­ской бо­ги­ни Ве­не­ры. Ко­г­да раз­ру­ши­ли идольский храм, раз­бро­са­ли му­сор и рас­ко­па­ли зем­лю, бы­ли об­ре­те­ны ме­сто Гро­ба Гос­под­ня и Вос­кре­се­ния, а так­же Лоб­ное ме­сто – ме­сто рас­пя­тия Хри­ста. Чу­дес­ное бла­го­у­ха­ние ука­за­ло рыв­шим зем­лю и при­сут­ство­вав­шим эти ме­ста. Вбли­зи Лоб­но­го ме­ста на­шли три кре­ста, гвоз­ди и ту до­щеч­ку с над­пи­сью на трех язы­ках, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой рас­пя­то­го Спа­си­те­ля.

Од­на­ко те­перь она ле­жа­ла от­дель­но от кре­стов, и по­это­му не бы­ло воз­мож­но­сти узнать, на ко­то­ром из трех кре­стов был рас­пят Спа­си­тель. Ве­ли­ка бы­ла ра­дость ца­ри­цы Еле­ны и пат­ри­ар­ха, ко­г­да они уви­де­ли свя­щен­ней­шие для хри­сти­а­ни­на ме­ста и пред­ме­ты. Но для пол­но­ты этой ра­до­сти не до­ста­ва­ло зна­ния, ка­ко­му из трех кре­стов воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние, как Кре­сту на­ше­го Спа­си­те­ля. То­г­да пат­ри­арх Ма­ка­рий пред­ло­жил про­из­ве­сти ис­пыта­ние: бы­ла при­не­се­на на ме­сто об­ре­те­ния кре­стов од­на на­хо­див­ша­я­ся при смер­ти жен­щи­на; при­сут­ство­вав­шие, с Ма­ка­ри­ем во гла­ве, воз­нес­ли мо­лит­вы, что­бы Крест Хри­стов был ука­зан че­рез ис­це­ле­ние этой жен­щи­ны, – и по­сле это­го сна­ча­ла два кре­ста без успе­ха бы­ли при­ло­же­ны к бо­ля­щей, а при при­кос­но­ве­нии тре­тье­го со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние боль­ной9.

В пол­но­те бла­го­го­вей­ной ра­до­сти и ду­хов­но­го уми­ле­ния ца­ри­ца и все быв­шие с ней воз­да­ли по­кло­не­ние и це­ло­ва­ние Кре­сту. А так как, вслед­ствие мно­же­ства на­ро­да, не все мог­ли по­кло­нить­ся чест­но­му дре­ву Кре­ста Гос­под­ня и да­же не все мог­ли ви­деть его, то пат­ри­арх Ма­ка­рий, став на вы­со­ком ме­сте, под­ни­мал – воздви­зал св. Крест, по­ка­зы­вая его на­ро­ду. На­род по­кло­нял­ся Кре­сту, вос­кли­цая: «Гос­по­ди, по­ми­луй!» От­сю­да и по­лу­чил свое на­ча­ло и на­зва­ние празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. Это со­бытие об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня и чу­де­са, со­про­вож­дав­шие его, про­из­ве­ли ве­ли­кое впе­чат­ле­ние не только на хри­сти­ан, но и на иу­де­ев. Иу­да, так не­о­хот­но ука­зав­ший на­хож­де­ние свя­тых мест, вме­сте с мно­ги­ми ев­ре­я­ми уве­ро­вал во Хри­ста и кре­стил­ся, по­лу­чив в свя­том кре­ще­нии имя Ки­ри­а­ка. Впо­след­ствии он был пат­ри­ар­хом Иеру­са­лим­ским и пре­тер­пел му­че­ни­че­скую кон­чи­ну при им­пе­ра­то­ре Юли­а­не От­ступ­ни­ке. Сам Кон­стан­тин впо­след­ствии в по­сла­нии к Иеру­са­лим­ско­му пат­ри­ар­ху Ма­ка­рию пи­сал об об­ре­те­нии Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня: «нет слов для до­стой­но­го опи­са­ния это­го чу­да. Зна­ме­ние свя­тей­ших стра­стей, скры­вав­ше­е­ся так дол­го под зем­лей и оста­вав­ше­е­ся в не­из­вест­но­сти в те­че­ние це­лых ве­ков, на­ко­нец вос­си­я­ло»10. Свя­тая ца­ри­ца Еле­на, при мо­гу­ще­ствен­ном со­действии сво­е­го сы­на ца­ря Кон­стан­ти­на, на­ча­ла стро­ить в Иеру­са­ли­ме и по всей Па­ле­сти­не хра­мы на ме­стах, освя­щен­ных со­быти­я­ми из жиз­ни Спа­си­те­ля. И преж­де все­го бы­ло, по во­ле ца­ри­цы и ца­ря, по­ло­же­но ос­но­ва­ние и при­ступ­ле­но к по­строй­ке на ме­сте Гро­ба Гос­под­ня и об­ре­те­ния св. Кре­ста церк­ви Вос­кре­се­ния Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, освя­ще­ние ко­то­рой бы­ло со­вер­ше­но 13 сен­тяб­ря 335 г.11 По­том бла­го­че­сти­вая ца­ри­ца при­ка­за­ла со­ору­дить храм в Геф­си­ма­нии на ме­сте, где на­хо­дил­ся гроб Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, во имя Ее успе­ния и, кро­ме то­го, во­сем­на­дцать церк­вей в раз­ных ме­стах свя­той зем­ли.

Что ка­са­ет­ся судь­бы са­мо­го об­ре­тен­но­го св. Еле­ной чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня, то она, к со­жа­ле­нию, не мо­жет быть ука­за­на точ­но и впол­не опре­де­лен­но. Это дре­во Кре­ста Гос­под­ня пред­став­ля­ло для хри­сти­ан столь ве­ли­кую свя­ты­ню, что хри­сти­а­не, уже при са­мом об­ре­те­нии его в боль­шом ко­ли­че­стве на­пол­няв­шие Иеру­са­лим, не только го­ре­ли же­ла­ни­ем по­кло­нить­ся ему, но, ес­ли воз­мож­но и удаст­ся, по­лу­чить от не­го ча­стич­ку. Действи­тель­но, св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский (IV в.) сви­де­тельству­ет, что уже в его вре­мя ма­ленькие ча­сти Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста бы­ли рас­про­стра­не­ны по всей зем­ле12. И св. Ио­анн Зла­то­уст (IV в.) сви­де­тельству­ет, что «мно­гие, как му­жи, так и же­ны, по­лу­чив ма­лую ча­сти­цу это­го дре­ва и об­ло­жив ее зо­ло­том, ве­ша­ют се­бе на шею»13.

Но не все дре­во крест­ное бы­ло уне­се­но та­ким об­ра­зом из Иеру­са­ли­ма. Часть об­ре­тен­но­го дре­ва Кре­ста и гвоз­ди от не­го ца­ри­ца Еле­на по­сла­ла сво­е­му сы­ну Кон­стан­ти­ну, а осталь­ное бы­ло за­клю­че­но в се­реб­ря­ный ков­чег и вру­че­но пред­сто­я­те­лю Иеру­са­лим­ской Церк­ви с при­ка­за­ни­ем хра­нить для гря­ду­щих по­ко­ле­ний14.

И св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский под­твер­жда­ет, что чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня в его вре­мя хра­ни­лось и по­ка­зы­ва­лось на­ро­ду в Иеру­са­ли­ме. А в опи­са­нии бо­го­слу­же­ния Ве­ли­кой Пят­ни­цы в Иеру­са­ли­ме, сде­лан­ном не­ко­ей знат­ной па­лом­ни­цей IV в. (Сильви­ей, или Ете­ри­ей), мы на­хо­дим ин­те­рес­ное опи­са­ние са­мо­го об­ря­да по­кло­не­ния дре­ву Кре­ста Гос­под­ня с ука­за­ни­ем тех мер, ка­кие при этом при­ни­ма­лись про­тив рас­хи­ще­ния свя­то­го дре­ва бла­го­че­сти­вы­ми па­лом­ни­ка­ми. «На Гол­го­фе, – го­во­рит­ся в этом опи­са­нии, – за Кре­стом, т.е. за хра­мом в честь св. Кре­ста, еще до ше­сто­го ча­са утра по­став­ля­ет­ся еписко­пу ка­фед­ра. На эту ка­фед­ру са­дит­ся епископ, пе­ред ним ста­вит­ся стол, по­крытый плат­ком, кру­гом сто­ла сто­ят диа­ко­ны и при­но­сит­ся се­реб­ря­ный по­зо­ло­чен­ный ков­чег, в ко­то­ром на­хо­дит­ся свя­тое дре­во Кре­ста; от­кры­ва­ет­ся и вы­ни­ма­ет­ся; кла­дет­ся на стол как дре­во Кре­ста, так и до­щеч­ка (titulus). Итак, ко­г­да по­ло­же­но на стол, епископ си­дя при­дер­жи­ва­ет сво­и­ми ру­ка­ми кон­цы свя­то­го дре­ва; диа­ко­ны же, ко­то­рые сто­ят во­круг, охра­ня­ют. Оно охра­ня­ет­ся так по­то­му, что су­ще­ству­ет обы­чай, по ко­то­ро­му весь на­род, под­хо­дя по оди­ноч­ке, как вер­ные, так и огла­шен­ные, на­кло­ня­ют­ся к сто­лу, ло­бы­за­ют свя­тое дре­во и про­хо­дят. И так как, рас­ска­зы­ва­ют, не знаю ко­г­да, кто-то от­грыз и украл ча­сти­цу свя­то­го де­ре­ва, то по­это­му те­перь диа­ко­ны, сто­я­щие во­круг, так и охра­ня­ют, что­бы ни­кто из под­хо­дя­щих не дерз­нул сде­лать то­го же. И так под­хо­дит весь на­род по­о­ди­ноч­ке, все пре­кло­ня­ясь и ка­са­ясь спер­ва че­лом, по­том оча­ми Кре­ста и до­щеч­ки и, об­ло­бы­зав Крест, про­хо­дят; ру­ку же ни­кто не про­тя­ги­ва­ет для при­кос­но­ве­ния»15. На­хож­де­ние ча­сти дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в Иеру­са­ли­ме под­твер­жда­ет­ся и дру­ги­ми исто­ри­че­ски­ми дан­ны­ми16. В VII в. в цар­ство­ва­ние ви­зан­тийско­го им­пе­ра­то­ра Фо­ки (602–610 гг.) эта ве­ли­кая хри­сти­ан­ская свя­ты­ня на вре­мя по­па­ла в ру­ки пер­сов. Хоз­рой, царь пер­сид­ский, всту­пив в вой­ну с Фо­кой, по­ко­рил Еги­пет, Аф­ри­ку и Па­ле­сти­ну, взял Иеру­са­лим, раз­гра­бил его со­кро­ви­ща и в чис­ле этих со­кро­вищ взял из Иеру­са­ли­ма и дре­во Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и от­вез его в Пер­сию. Но Гос­подь не по­пу­стил не­вер­ным дол­го вла­деть хри­сти­ан­ской свя­ты­ней. Пре­ем­ник Фо­ки имп. Ирак­лий не­ко­то­рое вре­мя не мог по­бе­дить Хоз­роя, и то­г­да он об­ра­тил­ся к Бо­гу с мо­лит­вой о по­мо­щи. Он при­ка­зал и всем ве­ру­ю­щим сво­е­го цар­ства со­вер­шать мо­лит­вы, бо­го­слу­же­ния и по­сты, что­бы Гос­подь из­ба­вил от вра­га. Гос­подь да­ро­вал Ирак­лию по­бе­ду над Хоз­ро­ем, ко­то­рый сам был убит сво­им сы­ном. Ирак­лий по­сле это­го ото­брал у пер­сов мно­го­цен­ную свя­ты­ню хри­сти­ан – чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня и ре­шил пе­ре­не­сти его тор­же­ствен­но сно­ва в Иеру­са­лим. В 628 г. им­пе­ра­тор Ирак­лий, до­стиг­нув Иеру­са­ли­ма, воз­ло­жил св. дре­во на свои пле­чи, нес его, оде­тый в свои цар­ские одеж­ды. Но вдруг у во­рот, ко­то­ры­ми вос­хо­ди­ли на Лоб­ное ме­сто, не­ожи­дан­но оста­но­вил­ся и не мог сде­лать даль­ше ни ша­гу. И то­г­да За­ха­рии, пат­ри­ар­ху кон­стан­ти­но­польско­му, вы­шед­ше­му вме­сте с жи­те­ля­ми Иеру­са­ли­ма на­встре­чу ца­рю, бы­ло от­кро­ве­ние от све­то­нос­но­го ан­ге­ла, что не­воз­мож­но дре­во, ко­то­рое нес Хри­стос в со­сто­я­нии уни­чи­же­ния, не­сти в цар­ских одеж­дах. То­г­да царь об­лек­ся в про­стую и бед­ную одеж­ду и, с бо­сы­ми но­га­ми, в та­ком ви­де внес св. дре­во в цер­ковь на то ме­сто, где оно на­хо­ди­лось до взя­тия Хоз­ро­ем. Здесь чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня на­хо­ди­лось и в по­сле­ду­ю­щее вре­мя. По край­ней ме­ре, в на­ча­ле IX в. в чис­ле кли­ра хра­ма Вос­кре­се­ния бы­ли два пре­сви­те­ра ст­ра­жа, на обя­зан­но­сти ко­то­рых ле­жа­ло охра­нять св. Крест и су­да­рий. При кре­сто­нос­цах св. дре­во так­же, не­со­м­нен­но, на­хо­ди­лось в Иеру­са­ли­ме и не раз слу­жи­ло обод­ре­ни­ем и охра­ной их вой­с­кам в бит­вах с не­вер­ны­ми17. Од­на­ко даль­ней­шая судь­ба чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в точ­но­сти не из­вест­на. Весь­ма ве­ро­ят­но, что с те­че­ни­ем вре­ме­ни, по­сте­пен­но умень­ша­ясь в сво­ем объе­ме, вслед­ствие бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния раз­лич­ных оби­те­лей и мо­на­стырей иметь у се­бя ча­сти­цу св. дре­ва, оно со­вер­шен­но бы­ло раз­дроб­ле­но на от­дель­ные ча­сти­цы, ко­то­рые и ука­зы­ва­ют­ся те­перь во мно­гих хра­мах и мо­на­стырях. В част­но­сти, в Ри­ме в ба­зи­ли­ке Свя­то­го Кре­ста хра­нит­ся де­ре­вян­ная до­щеч­ка, ко­то­рую вы­да­ют за ту до­щеч­ку, titulus, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой Спа­си­те­ля и по­сле най­де­на св. Еле­ной ле­жа­щей от­дель­но от Кре­ста.

И ны­не, в день празд­ни­ка Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, мы, хри­сти­а­не, мо­жем лишь мыс­лен­но воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние чест­но­му дре­ву Кре­ста, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель. Но этот Крест не­из­гла­ди­мо на­чер­тан на бла­го­дар­ных серд­цах на­ших, а ве­ще­ствен­ный об­раз его – пе­ред на­ми в хра­ме и на нас – на на­шей гру­ди, в на­ших жи­ли­щах.

«При­и­ди­те, вер­нии, жи­во­тво­ря­ще­му дре­ву по­кло­ним­ся, на нем­же Хри­стос, Царь сла­вы, во­лею ру­це рас­про­стер, воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство!» (сти­хи­ра са­мо­гл.).

ЗНА­ЧЕ­НИЕ ПРАЗД­НИ­КА ВОЗ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ КРЕ­СТА ГОС­ПОД­НЯ

Бу­дучи од­но­род­ным по со­еди­ня­е­мо­му вос­по­ми­на­нию с сед­ми­цей стра­стей Хри­сто­вых, на­сто­я­щий празд­ник по ха­рак­те­ру со­вер­шен­но от­ли­ча­ет­ся от тех, ис­клю­чи­тель­ных в го­ду по уми­ли­тель­но­сти и ве­ли­чию дней – дней, ко­то­рым од­ним спра­вед­ли­во усво­е­но на­зва­ние «свя­тых и ве­ли­ких». То дни пла­ча над Бо­же­ствен­ным Стра­даль­цем; это день ра­до­сти о след­стви­ях Его стра­да­ния, о пло­дах ис­куп­ле­ния. Это празд­ник имен­но в честь са­мо­го ис­куп­ле­ния в ли­це глав­но­го ору­дия, зна­ме­ния и про­вод­ни­ка его на нас.

Ору­дие это до­стой­но та­ко­го че­ство­ва­ния, са­мо­сто­я­тель­но­го празд­но­ва­ния в честь его не только по то­му зна­че­нию, ко­то­рое оно име­ло в са­мом ак­те ис­куп­ле­ния, не только в ви­ду той важ­но­сти, ко­то­рую оно с те­че­ни­ем вре­ме­ни по­лу­чи­ло в жиз­ни хри­сти­ан, но и по то­му, чем оно бы­ло для са­мо­го Хри­ста. «Крест име­ну­ет­ся сла­вой Хри­сто­вой и вы­со­той Хри­сто­вой», – го­во­рит св. Ан­дрей Крит­ский (сло­во на Воз­дви­же­ние), ссы­ла­ясь в под­твер­жде­ние пер­вой мыс­ли на Ин.13:31, 17:5, 12:28, а вто­рой на Ин.12:32: «аще Аз воз­не­сен бу­ду от зем­ли...». «Ес­ли же Крест Хри­стов со­став­ля­ет сла­ву Хри­ста, то и в на­сто­я­щий день крест воз­дви­га­ет­ся для то­го, что­бы Хри­стос про­сла­вил­ся. Не Хри­стос воз­вы­ша­ет­ся, что­бы сла­вил­ся Крест, но воз­вы­ша­ет­ся Крест, что­бы про­сла­вил­ся Хри­стос».

Бу­дучи Хри­сто­вым, Его сла­вой и вы­со­той, Крест этот слиш­ком бли­зок нам уже по пер­во­на­чаль­ной идее сво­ей. Он, соб­ствен­но, наш Крест. Хри­стос «по­нес на ра­ме­нах сво­их тот са­мый крест, на ка­ком рас­пя­ли его, как при­няв­ший на се­бя на­ка­за­ния, опре­де­лен­ные со­гре­шив­шим»; Он «крест по­нес нам при­над­ле­жа­щий» (св. Ки­рилл Алек­сан­дрийский на Ин. кн. 12).

От­сю­да те не­ис­чис­ли­мые бла­га, ко­то­рые из­ли­ты на нас Кре­стом. «Сей доб­рый корм­чий, на­пол­нив изоби­ли­ем всю жизнь на­шу и уми­рив ее, до­ста­вил еще нам в бу­дущ­но­сти веч­ную жизнь» (св. Еф­рем Си­рин, сло­во на Чест­ной Крест). «Кре­стом из­ба­ви­лись мы от враж­ды и Кре­стом утвер­ди­лись в друж­бе с Бо­гом. Крест со­че­тал лю­дей с ли­ком ан­ге­лов, сде­лав их при­ро­ду чуж­дой вся­ко­го тлен­но­го де­ла и до­ста­вив им воз­мож­ность про­во­дить не­тлен­ную жизнь» (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го, при­пи­сы­ва­е­мое и св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он сде­лал чи­стой зем­лю, воз­вел на­ше есте­ство на цар­ский пре­стол» (св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту). «Этот Крест об­ра­тил на истин­ный путь все­лен­ную, из­гнал за­блуж­де­ние, воз­вра­тил исти­ну, зем­лю сде­лал не­бом» (сло­во о Кре­сте, при­пи­сы­ва­е­мое св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он по­ло­жил ко­нец без­за­кон­ным де­лам ми­ра, пре­сек его без­бож­ные уче­ния, и мир не уго­жда­ет уже бо­лее диа­вольским за­ко­нам и не свя­зы­ва­ет­ся уза­ми смер­ти; (Крест) утвер­дил за­по­ведь це­ло­муд­рия и ис­ко­ре­нил сла­до­стра­стие; освя­тил пра­ви­ло воз­дер­жа­ния и низ­ло­жил гос­под­ство по­хо­ти. В са­мом де­ле, ка­кое доб­ро по­лу­че­но на­ми по­ми­мо Кре­ста? Ка­кое из благ да­ро­ва­но нам не че­рез Крест? Че­рез Крест мы на­учи­лись бла­го­че­стию и по­зна­ли си­лу Бо­же­ствен­ной при­ро­ды; че­рез Крест мы ура­зу­ме­ли прав­ду Бо­жию и по­сти­га­ем доб­ро­де­тель це­ло­муд­рия; че­рез Крест мы по­зна­ли друг дру­га; че­рез Крест мы по­зна­ли си­лу люб­ви и не от­ка­зы­ва­ем­ся уме­реть друг за дру­га; бла­го­да­ря Кре­сту мы пре­зре­ли все бла­га ми­ра и вме­ни­ли их ни во что, ожи­дая бу­ду­щих благ и не­ви­ди­мое при­ни­мая, как ви­ди­мое. Крест про­по­ве­ду­ет­ся – и исти­на по всей все­лен­ной рас­про­стра­ня­ет­ся, и цар­ство не­бес­ное удо­сто­ве­ря­ет­ся (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го или Ио­ан­на Зла­то­у­ста).

По­ми­мо при­об­ре­те­ния для че­ло­ве­че­ства этих выс­ших ду­хов­ных благ, Крест из­древ­ле стал про­яв­лять спа­си­тель­ную си­лу свою и в чи­сто жи­тейских нуж­дах хри­сти­ан. «Это зна­ме­ние и во вре­ме­на на­ших пред­ков, – сви­де­тельству­ет св. Зла­то­уст или со­вре­мен­ный ему пи­са­тель, – от­вер­за­ло за­клю­чен­ные две­ри, оно уга­ша­ло гу­би­тель­ные яды, ис­це­ля­ло уку­сы ядо­ви­тых зве­рей. Ес­ли оно от­верз­ло вра­та ада и от­кры­ло не­бес­ный свод, вос­ста­но­ви­ло вход в рай и со­кру­ши­ло си­лу диа­во­ла, то что уди­ви­тель­но­го, ес­ли оно пре­одо­ле­ва­ет гу­би­тель­ные яды?» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое св. Зла­то­усту).

На­ря­ду с этим, так ска­зать, та­ин­ствен­ным, ми­сти­че­ским зна­че­ни­ем для хри­сти­а­ни­на, крест по­лу­чил для не­го и чи­сто мо­раль­ное зна­че­ние. Он стал обод­ре­ни­ем и под­держ­кой для не­го в тя­го­стях лич­но­го кре­сто­но­ше­ния. «По­смот­ри­те, – как бы го­во­рит Хри­стос, – на то, что со­вер­шил Мой Крест; сде­лай­те и вы та­ко­го ро­да ору­жие, и со­вер­ши­те то, что хо­ти­те. Пусть (по­сле­до­ва­тель Хри­стов) бу­дет так го­тов к то­му, что­бы пре­тер­петь за­кла­ние и быть рас­пя­тым на кре­сте, го­во­рит Гос­подь, как го­тов тот, кто не­сет крест на сво­их пле­чах; пусть счи­та­ет се­бя в столь близ­ком со­сед­стве со смер­тью. Пе­ред та­ким че­ло­ве­ком все при­хо­дят в изум­ле­ние, по­то­му что мы не так бо­им­ся во­ору­жен­ных бес­чис­лен­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми ору­ди­я­ми и креп­ким му­же­ством, как че­ло­ве­ка, ода­рен­но­го та­кой си­лой» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое Зла­то­усту).

«Воз­зре­ние на крест вды­ха­ет му­же­ство и из­го­ня­ет страх» (св. Ан­дрея Крит­ско­го сло­во на Воз­дви­же­ние).

На­ко­нец, крест по­лу­чил для хри­сти­а­ни­на и эс­ха­то­ло­ги­че­ское зна­че­ние. «То­г­да, ска­за­но, явит­ся зна­ме­ние крест­ное на не­бе. Ко­г­да „то­г­да”? Ко­г­да си­лы не­бес­ные по­двиг­нут­ся. То­г­да укра­шен­ные зна­ме­ни­ем цер­ков­ным, стя­жав­шие се­бе этот мно­го­цен­ный би­сер, хо­ро­шо со­хра­нив­шие этот об­раз и по­до­бие, вос­хи­ще­ны бу­дут на об­ла­ках» (Пан­то­лей, пре­сви­тер Ви­зан­тийский, чте­ние на Воз­дви­же­ние).

Не уди­ви­тель­но, что крест стал зна­ме­ни­ем хри­сти­а­ни­на. «Крест дан нам в ка­че­стве зна­ме­ния на че­ле точ­но так же, как Из­ра­и­лю об­ре­за­ние; ибо че­рез не­го мы вер­ные раз­ли­ча­ем­ся и рас­по­зна­ем­ся от не­вер­ных» (св. Ио­анн Да­мас­кин, сло­во в день Кре­ста).

По­сте­пен­но хри­сти­ан­ство оце­ни­ло все зна­че­ние для не­го это­го зна­ме­ния, это­го тро­фея по­бе­ды Хри­сто­вой. И тут про­мысл при­шел на по­мощь Церк­ви не­по­сред­ствен­ным действи­ем сво­им – из­ве­де­ни­ем Кре­ста от недр зем­ных и яв­ле­ни­ем его на не­бе. «Гос­подь не до­пу­стил бы оста­вать­ся в зем­ле, но из­влек его и воз­нес на не­бо; с ним Он име­ет прийти при вто­ром при­ше­ствии Сво­ем». (Св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во о Кре­сте и рас­пя­тии). Он об­ре­тен при им­пе­ра­то­рах, ве­ро­вав­ших во Хри­ста, об­ре­тен си­лой бо­же­ствен­ной и безыс­кус­ствен­ной, един­ствен­но си­лой и твер­до­стью ве­ры. Ко­г­да Бог вру­чил хри­сти­а­нам цар­ские ски­пет­ры, в это имен­но вре­мя Ему угод­но бы­ло от­крыть Крест че­рез же­ну бла­го­че­сти­вую, же­ну ца­ри­цу, же­ну укра­шав­шу­ю­ся цар­ской муд­ро­стью, умуд­ряя же­ну, ска­жем так, бо­же­ствен­ным бо­го­муд­ри­ем, дабы она, поль­зу­ясь от­ча­сти си­лой сло­ва, свойствен­ной цар­ствен­ной осо­бе, упо­тре­би­ла все, что только мог­ло сдви­нуть не­пре­клон­ное серд­це иу­де­ев» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние). «Вы­шло из со­кро­вищ­ниц зем­ли зна­ме­ние Вла­дыки, зна­ме­ние, по­тря­сен­ные ко­то­рым ад­ские пе­ще­ры осво­бо­ди­ли со­дер­жи­мые в них ду­ши. Вы­шла ду­хов­ная жем­чу­жи­на вер­ных, утвер­жден­ная в вен­це Хри­сто­вом, дабы оза­рить це­лую все­лен­ную. Он явил­ся, что­бы быть воз­двиг­ну­тым, и воз­дви­га­ет­ся, что­бы явить­ся (что­бы его ви­де­ли). Мно­го­крат­но под­ни­ма­ют его и по­ка­зы­ва­ют на­ро­ду, только что не вос­кли­цая: «се об­ре­те­но ута­ен­ное со­кро­ви­ще спа­се­ния» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние).

Уста­нов­лен­ный в па­мять об­ре­те­ния и яв­ле­ния Кре­ста празд­ник, ко­неч­но, имел в ду­шах хри­сти­ан дав­но уже под­го­тов­лен­ную поч­ву, был от­ве­том на дав­ний за­прос их ду­ха. Но он, сра­зу по­лу­чив ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние и боль­шую тор­же­ствен­ность, без со­м­не­ния умно­жал лю­бовь ко Кре­сту и по­чи­та­ние его. Крест по­лу­ча­ет те­перь осо­бое зна­че­ние в борь­бе хри­сти­а­ни­на с не­ви­ди­мы­ми вра­га­ми его спа­се­ния, осо­бен­но в ру­ках по­движ­ни­ков. Те­перь оце­ни­ва­ют и все зна­че­ние его не только в де­ле на­ше­го спа­се­ния, со­вер­шен­ном Хри­стом, но и в вет­хо­за­вет­ном при­го­тов­ле­нии это­го спа­се­ния, объяс­няя и здесь мно­гое его, так ска­зать, воз­врат­ным действи­ем18.

Пуб­ли­ку­ет­ся по из­да­нию: Ска­бал­ла­но­вич М.Н. Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня.
Ки­ев. Изд. «Про­лог». 2004 год. С. 7-18, 45-46, 232-236, 249-250.


При­ме­ча­ния

1 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», изд. Петр. дух. акад., т. II, стр. 435, 447.
2 Так у проф. Н. Мак­ка­вейско­го: «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291. Не­сколько ина­че у Н.Пе­ре­фер­ко­ви­ча в том же трак­та­те, на ко­то­рый ссы­ла­ет­ся и проф. Мак­ка­вейский («Тал­муд», СПб, 1901, т. 4-й, трак­тат Сан­хед­рин, с. 283): «Меч, ко­то­рым он (пре­ступ­ник) убит, плат, ко­то­рым он уду­шен, ка­мень, ко­то­рым он убит, и де­ре­во, на ко­то­ром он по­ве­шен, все эти ве­щи долж­ны быть по­гре­бе­ны, но их не по­гре­ба­ли вме­сте с ни­ми (в той же мо­ги­ле)».
3 Огла­си­тель­ные по­у­че­ния, XVII, 16.
4 Тит – рим­ский им­пе­ра­тор с 79 по 81 г. Иеру­са­лим за­во­е­ван им в 70 г. по Р.Х. при преж­нем им­пе­ра­то­ре Вес­па­си­а­не.
5 О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 26.
6 Блаж. Иеро­ним (IV в.). Пись­мо к Пав­ли­ну.
7 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 25.
8 За­пи­сан­но­му у св. Гри­го­рия Тур­ско­го.
9 О са­мом чу­де раз­лич­ные исто­ри­ки (Ру­финСо­кратСо­зо­менФе­одо­рит, Ни­ки­фор Кал­лист и др.) по­вест­ву­ют не­о­ди­на­ко­во: мно­гие го­во­рят не об ис­це­ле­нии боль­ной жен­щи­ны, а о вос­кре­ше­нии че­рез воз­ло­же­ние Кре­ста Гос­под­ня на мерт­во­го или мерт­вую, ко­то­рых нес­ли не­вда­ле­ке от ме­ста об­ре­те­ния Кре­ста Хри­сто­ва. Наи­бо­лее при­ня­тое в жи­ти­ях свя­тых по­вест­во­ва­ние го­во­рит, что си­лой Кре­ста Гос­под­ня был вос­кре­шен про­но­си­мый ми­мо ме­ста на­хож­де­ния кре­стов мерт­вец. При­ня­тый на­ми рас­сказ см. у блаж. Фе­одо­ри­та (Цер­ков­ная Исто­рия I, 18), Со­кра­та (I, 17) и у Со­зо­ме­на (II, 1).
10 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 30.
11 Освя­ще­ние это­го хра­ма празд­ну­ет­ся и ны­не во всей Пра­во­слав­ной Церк­ви 13 сен­тяб­ря.
12 Огла­си­тель­ное сло­во IV, 10; XIII, 4.
13 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», т. I, с. 632.
14 Об этом сви­де­тельству­ют исто­ри­ки Фе­одо­рит, Со­крат, Со­зо­мен. См. у проф. Н. Мак­ка­вейско­го «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291.
15 Пра­во­слав­ный Па­ле­стин­ский Сбор­ник.
16 Мак­ка­вейский Н., на­зв. соч., с. 292-293.
17 Там же, с. 294.
18 О той люб­ви и бла­го­го­ве­нии, ко­то­рые по­лу­чил Крест очень ско­ро по­сле его об­ре­те­ния и уста­нов­ле­ния осо­бо­го празд­ни­ка в честь его, сви­де­тельству­ет апо­кри­фи­че­ское ска­за­ние о нем, пе­ре­да­ва­е­мое уже пи­са­те­лем кон­ца IV в. Се­ве­ри­а­ном Га­вальским. Ав­ра­ам на ме­сте со­еди­не­ния рек Ио­ра и Да­на в од­ну ре­ку встре­тил че­ло­ве­ка, ры­дав­ше­го о сво­их гре­хах, и ве­лел ему, ес­ли он хо­чет умо­лить Бо­га, при­не­сти ему три по­ле­на. Их пат­ри­арх во­тк­нул тре­у­голь­ни­ком на рас­сто­я­нии по­ло­ви­ны по­при­ща от обе­их рек и ве­лел греш­ни­ку по­ли­вать их 40 дней по 40 мер во­ды на каж­дое по­ле­но, ска­зав, что ес­ли они вырас­тут, то Бог по­ми­лу­ет греш­ни­ка. Они вы­рос­ли, и греш­ник при­шел по­бла­го­да­рить Ав­ра­а­ма. Вы­рос­ши еще боль­ше, по­ле­нья со­еди­ни­лись вер­хуш­ка­ми и об­ра­зо­ва­ли чуд­ное де­ре­во. Оно сруб­ле­но бы­ло для хра­ма Со­ло­мо­но­ва, но ко­г­да его под­ни­ма­ли на при­го­тов­лен­ное ме­сто в по­тол­ке, оно все из­ме­ня­лось в дли­не и по­это­му его вы­нуж­де­ны бы­ли по­ло­жить в хра­ме. Ца­ри­ца Сав­ская, уви­дев его, вос­клик­ну­ла: «О, треб­ла­жен­ное дре­во, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь». То­г­да Со­ло­мон по­ста­вил это де­ре­во в во­сточ­ной сто­ро­не хра­ма, об­ве­сив его 30 се­реб­ря­ны­ми вен­ка­ми по 30 среб­ре­ни­ков каж­дый. Один из этих вен­ков дан был в пла­ту Иу­де. Бы­ли сня­ты за­од­но и дру­гие вен­ки, и де­ре­во по­те­ря­ло свой вид; из не­го и сде­ла­ли Крест Хри­стов.

 

***

 

Тропарь Воздвижению Честнаго и Животворящего Креста Господня, глас 1 

Спаси́, Го́споди, лю́ди Твоя́/ и благослови́ достоя́ние Твое́,/ побе́ды на сопроти́вныя да́руя// и Твое́ сохраня́я Кресто́м Твои́м жи́тельство.

 

Кондак Воздвижению Честнаго и Животворящего Креста Господня, глас 4 

Вознесы́йся на Крест во́лею,/ тезоимени́тому Твоему́ но́вому жи́тельству,/ щедро́ты Твоя́ да́руй, Христе́ Бо́же,/ возвесели́ нас си́лою Твое́ю,/ побе́ды дая́ нам на сопоста́ты,/ посо́бие иму́щим Твое́ ору́жие ми́ра,// непобеди́мую побе́ду.

 

Величание Воздвижению Честнаго и Животворящего Креста Господня 

Велича́ем Тя,/ Живода́вче Христе́,/ и чтим Крест Твой святы́й,/ и́мже нас спа́сл еси́// от рабо́ты вра́жия.

 

 

+++

 

Крест воздвигается над миром

Слово в день Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня

 

 
 
 
 
Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня 14/27 сентября /  Православие.Ru

Крест воздвигается над миром, раскрывая пути Церкви и судьбы человечества. Где, среди чего обретается Крест? Как совершается это воистину всемирное воздвижение естества нашего из бездны погибели на высоту славы Божественной?

Там, где «мерзость запустения на месте святе», есть еще до последнего Суда избавление. После того, как во исполнение пророчества Спасителя был разрушен императором Титом в 70-м году Иерусалим, и не осталось от Храма камня на камне, во II веке здесь возник языческий город с другим названием. Чтобы навсегда уничтожить память о Иерусалиме и о имени, нераздельно связанном с ним, были засыпаны землей и камнями Гроб Господень и Голгофа, и воздвигнуты на их месте капища Юпитера и Венеры. В начале были разорены святыни, а потом утверждена мерзость магии и блуда. Как похоже это на то, что было в России после революции 1917 года, а потом после революции 1993 года. Как похоже это на то, что совершается ныне на постхристианском Западе и в Америке, и что они хотели бы насадить теперь, даже с помощью военной силы, в нашем Отечестве!

В день Воздвижения Креста над современным Вавилоном Церковь говорит нам о погибельной бессмысленности богопротивления и о святом терпении верных. Где начинается богоборчество? Не был ли грех Адама разделен всем человечеством: отвергнуть Бога и занять Его место? В Ветхом Завете это только тень, но с воплощением Бога, перед Крестом, это становится реальной возможностью. Отца Небесного нельзя поразить копием, но Бог во плоти может быть связан, пригвожден и пронзен. Все мы вместе и каждый в отдельности ответственны за Его распятие. Всякий раз, когда мы предпочитаем нашу собственную волю Его воле, всякий раз, когда мы пытаемся устранить Христа из нашей жизни, мы становимся на сторону Его распинателей. Но когда мы с ужасом и плачем возвращаемся к Нему, мы узнаём, что любовь Его, явленная на Кресте, непобедима, и обретаем, в конце концов, даром Его любви такое покаяние, которое было у святых: «Умру, но не согрешу!»

Воздвижение Креста совершается в напоминание, что страшнее всего — отсутствие покаяния, привычка ко греху, которая делается уже как бы второй природой человека. Потому что здесь мы начинаем соединяться с теми, кто предал Христа на смерть, не потому, что не знал, что Он Сын Божий, а именно потому, что знал это, как Сам Господь говорит в притче о злых виноградарях (Мф. 21, 33—45).

Что бы ни случилось с нами в этом отступническом мире, самое страшное — окаменение сердечное. Мы должны позаботиться о том, чтобы каждый грех, даже если он представляется нам как бы незначительным, был осознан нами и раскаян. Воздвижением Креста Церковь призывает нас ко вниманию. Невозможность покаяния означает принятие «человека беззакония», и Церковь показывает сегодня всему миру Крест Христов как знамение Его Второго Пришествия.

В мире, где торжествует зло, Церковь крепка, как говорит преподобный Силуан Афонский, святой крестной мыслью и терпением. Даже будучи на кресте, как Христос, искушается она сатаною. «Сойди, сойди со Креста, — как некогда Христу говорят ей враги ее, — отступи немного от тех требований величия человека, о которых говорит твое Евангелие, стань доступнее всем, и мы поверим в тебя!» Бывают обстоятельства, когда это необходимо сделать: сойди со креста, и дела Церкви пойдут лучше. Мы знаем, какое отступничество от веры отцов происходит в католической и протестантской Церкви на Западе. А на той же Украине — и в православной.

Что было бы, если бы Христос сошел с Креста, если бы Ему, когда пришли превосходящие всякую меру испытания, не хватило любви к Своему творению? Мир был бы осужден жить под вечной тиранией Бога. Он избавился бы от тоски сомнения в Боге, ибо Его постоянное присутствие раздавило бы неверующих безлюбовным деспотизмом, который сатана предлагал Христу, и который он сам теперь под видом свободы насаждает в мире, потому что человек действительно свободен.

Воздвижение Креста призывает всех верных к исполненному решимости, как говорит преподобный Серафим Саровский, выбору: вместо торжества сатаны нам дано увидеть в распятии Церкви крушение его и победу любви Пресвятой Троицы в мире.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

 

 

***

 

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ар­хи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский

 

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ар­хи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский – один из трех все­лен­ских свя­ти­те­лей вме­сте со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким и Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом. Ро­дил­ся в Ан­тио­хии ок. 347 го­да, в се­мье во­е­на­чаль­ни­ка. Его отец, Се­кунд, умер вско­ре по­сле рож­де­ния сы­на; мать, Ан­фу­са, не ста­ла бо­лее вы­хо­дить за­муж и от­да­ла все си­лы вос­пи­та­нию Иоан­на. Юно­ша учил­ся у луч­ших фило­со­фов и ри­то­ров, ра­но об­ра­тил­ся к углуб­лен­но­му изу­че­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и мо­лит­вен­но­му со­зер­ца­нию. Свя­ти­тель Ме­ле­тий, епи­скоп Ан­тио­хий­ский (па­мять 12 фев­ра­ля), по­лю­бив­ший Иоан­на как сы­на, на­ста­вил его в ве­ре и в 367 го­ду кре­стил. Через три го­да свя­той Иоанн был по­став­лен во чте­ца. По­сле то­го, как свя­ти­тель Ме­ле­тий был от­прав­лен в ссыл­ку им­пе­ра­то­ром Ва­лен­том, в 372 го­ду, свя­той Иоанн сов­мест­но с Фе­о­до­ром (впо­след­ствии – епи­ско­пом Моп­су­ест­ским) учил­ся у опыт­ных на­став­ни­ков по­движ­ни­че­ской жиз­ни, пре­сви­те­ров Фла­ви­а­на и Ди­о­до­ра Тар­сий­ско­го. Ко­гда скон­ча­лась мать свя­то­го Иоан­на, он при­нял ино­че­ство, ко­то­рое на­зы­вал «ис­тин­ной фило­со­фи­ей». Вско­ре свя­то­го Иоан­на со­чли до­стой­ным кан­ди­да­том для за­ня­тия епи­скоп­ской ка­фед­ры. Од­на­ко он из сми­ре­ния укло­нил­ся от ар­хи­ерей­ско­го са­на. В это вре­мя свя­той Иоанн на­пи­сал «Шесть слов о свя­щен­стве», ве­ли­кое тво­ре­ние пра­во­слав­но­го пас­тыр­ско­го бо­го­сло­вия. Че­ты­ре го­да про­вел свя­той в тру­дах пу­стын­ни­че­ско­го жи­тель­ства, на­пи­сав «Про­тив во­ору­жа­ю­щих­ся на ищу­щих мо­на­ше­ства» и «Срав­не­ние вла­сти, бо­гат­ства и пре­иму­ществ цар­ских с ис­тин­ным и хри­сти­ан­ским лю­бо­муд­ри­ем мо­на­ше­ской жиз­ни». Два го­да свя­той со­блю­дал пол­ное без­мол­вие, на­хо­дясь в уеди­нен­ной пе­ще­ре. Для вос­ста­нов­ле­ния здо­ро­вья свя­той Иоанн дол­жен был воз­вра­тить­ся в Ан­тио­хию. В 381 го­ду епи­скоп Ме­ле­тий Ан­тио­хийск­ий по­свя­тил его во диа­ко­на. По­сле­ду­ю­щие го­ды бы­ли по­свя­ще­ны со­зда­нию но­вых бо­го­слов­ских тво­ре­ний: «О про­ви­де­нии», «Кни­га о дев­стве», «К мо­ло­дой вдо­ве» (два Сло­ва), «Кни­га о свя­том Ва­ви­ле и про­тив Юли­а­на и языч­ни­ков».

В 386 го­ду свя­той Иоанн был хи­ро­то­ни­сан епи­ско­пом Ан­тио­хий­ским Фла­виа­ном во пре­сви­те­ра. На него воз­ло­жи­ли обя­зан­ность про­по­ве­до­вать Сло­во Бо­жие. Свя­той Иоанн ока­зал­ся бле­стя­щим про­по­вед­ни­ком и за ред­кий дар бо­го­вдох­но­вен­но­го сло­ва по­лу­чил от паст­вы на­име­но­ва­ние «Зла­то­уст». Две­на­дцать лет свя­той при сте­че­нии на­ро­да, обыч­но два­жды в неде­лю, а ино­гда еже­днев­но, про­по­ве­до­вал в хра­ме, по­тря­сая серд­ца слу­ша­те­лей.

В пас­тыр­ской рев­но­сти о наи­луч­шем усво­е­нии хри­сти­а­на­ми Свя­щен­но­го Пи­са­ния свя­той Иоанн об­ра­тил­ся к гер­ме­нев­ти­ке – на­у­ке о тол­ко­ва­нии Сло­ва Бо­жия. Он на­пи­сал тол­ко­ва­ния на мно­гие кни­ги Свя­щен­но­го Пи­са­ния (Бы­тия, Псал­тирь, Еван­ге­лия от Мат­фея и Иоан­на, По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла) и мно­же­ство бе­сед на от­дель­ные биб­лей­ские тек­сты, а так­же по­уче­ния на празд­ни­ки, в по­хва­лу свя­тых и сло­ва апо­ло­ге­ти­че­ские (про­тив ано­ме­ев, иудей­ству­ю­щих и языч­ни­ков). Свя­той Иоанн как пре­сви­тер рев­ност­но ис­пол­нял за­по­ведь по­пе­че­ния о бед­ных: при нем Ан­тио­хий­ская Цер­ковь пи­та­ла каж­дый день до 3000 дев и вдо­виц, не счи­тая за­клю­чен­ных, стран­ни­ков и боль­ных. Сла­ва за­ме­ча­тель­но­го пас­ты­ря и про­по­вед­ни­ка рос­ла.

В 397 го­ду, по­сле кон­чи­ны Кон­стан­ти­но­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Нек­та­рия, свя­той Иоанн Зла­то­уст был вы­зван из Ан­тио­хии для по­став­ле­ния на Кон­стан­ти­но­поль­скую ка­фед­ру. В сто­ли­це свя­той ар­хи­пас­тырь не мог про­по­ве­до­вать так ча­сто, как в Ан­тио­хии. Мно­же­ство дел ожи­да­ло ре­ше­ния свя­ти­те­ля, он на­чал с глав­но­го – с ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния свя­щен­ства. И здесь луч­шим при­ме­ром был он сам. Сред­ства, ко­то­рые пред­на­зна­ча­лись для ар­хи­епи­ско­па, свя­той об­ра­тил на со­дер­жа­ние несколь­ких боль­ниц и двух го­сти­ниц для па­лом­ни­ков. Ар­хи­пас­тырь до­воль­ство­вал­ся скуд­ной пи­щей, от­ка­зы­вал­ся от при­гла­ше­ния на обе­ды. Рев­ность свя­ти­те­ля к утвер­жде­нию хри­сти­ан­ской ве­ры рас­про­стра­ня­лась не толь­ко на жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля, но и на Фра­кию, вклю­чая сла­вян и го­тов, Ма­лую Азию и Пон­тий­скую об­ласть. Им был по­став­лен епи­скоп для Церк­ви Бос­по­ра, на­хо­див­шей­ся в Кры­му. Свя­той Иоанн на­прав­лял рев­ност­ных мис­си­о­не­ров в Фини­кию, Пер­сию, к ски­фам, пи­сал по­сла­ния в Си­рию, чтобы вер­нуть Церк­ви мар­ки­о­ни­тов, и до­бил­ся это­го. Мно­го тру­дов по­ло­жил свя­ти­тель на устро­е­ние бла­го­леп­но­го бо­го­слу­же­ния: со­ста­вил чин ли­тур­гии, ввел ан­ти­фон­ное пе­ние за все­нощ­ным бде­ни­ем, на­пи­сал несколь­ко мо­литв чи­на еле­освя­ще­ния. Рас­пу­щен­ность сто­лич­ных нра­вов, осо­бен­но им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра, на­шла в ли­це свя­ти­те­ля нели­це­при­ят­но­го об­ли­чи­те­ля. Ко­гда им­пе­ра­три­ца Ев­док­сия, же­на им­пе­ра­то­ра Ар­ка­дия (395–408), рас­по­ря­ди­лась о кон­фис­ка­ции соб­ствен­но­сти у вдо­вы и де­тей опаль­но­го вель­мо­жи, свя­той встал на их за­щи­ту. Гор­дая им­пе­ра­три­ца не усту­пи­ла и за­та­и­ла гнев на ар­хи­пас­ты­ря. Нена­висть Ев­док­сии к свя­ти­те­лю раз­го­ре­лась с но­вой си­лой, ко­гда недоб­ро­же­ла­те­ли ска­за­ли ей, буд­то свя­ти­тель в сво­ем по­уче­нии о су­ет­ных жен­щи­нах имел в ви­ду ее. Суд, со­став­лен­ный из иерар­хов, спра­вед­ли­во об­ли­ча­е­мых ра­нее Зла­то­устом, по­ста­но­вил низ­ло­жить свя­то­го Иоан­на и за оскорб­ле­ние им­пе­ра­три­цы пре­дать каз­ни. Им­пе­ра­тор Ар­ка­дий за­ме­нил казнь из­гна­ни­ем. У хра­ма тол­пил­ся воз­буж­ден­ный на­род, ре­шив­ший за­щи­щать сво­е­го пас­ты­ря. Свя­ти­тель, чтобы из­бе­жать вол­не­ний, сам от­дал се­бя в ру­ки вла­стей. Той же но­чью в Кон­стан­ти­но­по­ле про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние. Ис­пу­ган­ная Ев­док­сия про­си­ла им­пе­ра­то­ра сроч­но вер­нуть свя­то­го и немед­ля по­сла­ла пись­мо из­гнан­но­му пас­ты­рю, умо­ляя его вер­нуть­ся. Но уже через два ме­ся­ца но­вый до­нос про­бу­дил гнев Ев­док­сии. В мар­те 404 го­да со­сто­ял­ся непра­вед­ный со­бор, по­ста­но­вив­ший из­гнать свя­то­го Иоан­на. По уда­ле­нии его из сто­ли­цы по­жар об­ра­тил в пе­пел зда­ние се­на­та, по­сле­до­ва­ли опу­сто­ши­тель­ные на­бе­ги вар­ва­ров, а в ок­тяб­ре 404 го­да умер­ла Ев­док­сия. Да­же языч­ни­ки ви­де­ли в этих со­бы­ти­ях Небес­ное на­ка­за­ние за непра­вед­ное осуж­де­ние угод­ни­ка Бо­жия.

На­хо­дясь в Ар­ме­нии, свя­ти­тель Иоанн ста­рал­ся укре­пить сво­их ду­хов­ных чад. В мно­го­чис­лен­ных пись­мах (их со­хра­ни­лось 245) епи­ско­пам Азии, Аф­ри­ки, Ев­ро­пы и сво­им дру­зьям в Кон­стан­ти­но­по­ле он уте­шал стра­да­ю­щих, на­став­лял и под­дер­жи­вал сво­их при­вер­жен­цев. Зи­мой 406 го­да свя­той был бо­лез­нью при­ко­ван к по­сте­ли. Но вра­ги его не уни­ма­лись. Из сто­ли­цы при­шел при­каз пе­ре­ве­сти его в глу­хой Пит­нус (Пи­цун­ду, в Аб­ха­зии). Ис­то­щен­ный бо­лез­ня­ми свя­ти­тель, в со­про­вож­де­нии кон­воя, три ме­ся­ца в дождь и зной со­вер­шал свой по­след­ний пе­ре­ход. В Ко­ма­нах си­лы оста­ви­ли его. У скле­па свя­то­го Ва­си­лис­ка († ок. 308, па­мять 22 мая), уте­шен­ный яв­ле­ни­ем му­че­ни­ка («Не уны­вай, брат Иоанн! Зав­тра мы бу­дем вме­сте»), при­ча­стив­шись Свя­тых Та­ин, все­лен­ский свя­ти­тель со сло­ва­ми «Сла­ва Бо­гу за все!» ото­шел ко Гос­по­ду 14 сен­тяб­ря 407 го­да.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст был по­гре­бен в Ко­ма­нах. В 438 го­ду Про­кл, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский (434–447), со­вер­шая бо­гослу­же­ние в хра­ме Свя­той Со­фии, про­из­нес по­хваль­ное сло­во па­мя­ти сво­е­го ве­ли­ко­го учи­те­ля, в ко­то­ром срав­ни­вал свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста со свя­тым Иоан­ном, Пред­те­чей Гос­под­ним, про­по­ве­до­вав­шим по­ка­я­ние и так­же по­стра­дав­шим за об­ли­че­ние по­ро­ков. На­род, го­рев­ший лю­бо­вью к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту, не дав пат­ри­ар­ху до­кон­чить сво­е­го сло­ва, на­чал еди­но­душ­но про­сить его об­ра­тить­ся к им­пе­ра­то­ру с прось­бой о пе­ре­не­се­нии свя­тых мо­щей свя­ти­те­ля из Ко­ман в Кон­стан­ти­но­поль. Свя­ти­тель Про­кл от­пра­вил­ся к ца­рю Фе­о­до­сию II (408–450) и от ли­ца Церк­ви и на­ро­да про­сил его об этом. Им­пе­ра­тор со­гла­сил­ся и от­пра­вил в Ко­ма­ны осо­бых по­слан­ни­ков с се­реб­ря­ной ра­кой, чтобы с по­че­том пе­ре­вез­ти свя­тые мо­щи. Жи­те­ли Ко­ман глу­бо­ко скор­бе­ли о том, что их ли­ша­ют ве­ли­ко­го со­кро­ви­ща, но не мог­ли про­ти­вить­ся цар­ско­му ука­зу. Ко­гда же им­пе­ра­тор­ские по­слан­цы при­сту­пи­ли к гро­бу свя­ти­те­ля Иоан­на, они не смог­ли взять его мо­щи. То­гда им­пе­ра­тор в рас­ка­я­нии на­пи­сал по­сла­ние свя­ти­те­лю, про­ся у него про­ще­ния за се­бя и за свою мать Ев­док­сию. По­сла­ние это про­чли у гро­ба свя­ти­те­ля Иоан­на, по­ло­жи­ли на него и со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние. За­тем при­сту­пи­ли к гроб­ни­це, лег­ко под­ня­ли мо­щи и внес­ли на ко­рабль (гроб­ни­ца свя­ти­те­ля Иоан­на оста­лась в Ко­ма­нах, близ Пи­цун­ды). То­гда же со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние убо­го­го че­ло­ве­ка, при­ло­жив­ше­го­ся к по­кро­ву от гро­ба свя­то­го. По при­бы­тии мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на в Кон­стан­ти­но­поль, 27 ян­ва­ря 438 го­да, весь го­род во гла­ве с пат­ри­ар­хом Про­к­лом, им­пе­ра­то­ром Фе­о­до­си­ем, со всем его син­кли­том и мно­же­ством на­ро­да вы­шел на­встре­чу. Мно­го­чис­лен­ные кли­ри­ки со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и хо­руг­вя­ми взя­ли се­реб­ря­ную ра­ку и с пес­но­пе­ни­я­ми внес­ли ее в цер­ковь свя­той му­че­ни­цы Ири­ны. Ко­гда пат­ри­арх Про­кл от­крыл гроб, те­ло свя­ти­те­ля Иоан­на ока­за­лось нетлен­ным, от него ис­хо­ди­ло бла­го­уха­ние. При­пав ко гро­бу, им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II со сле­за­ми про­сил свя­ти­те­ля про­стить его мать. На­род не от­хо­дил от ра­ки весь день и всю ночь. На­ут­ро мо­щи свя­то­го бы­ли от­не­се­ны в со­бор­ную цер­ковь Свя­тых Апо­сто­лов. Ко­гда ра­ка бы­ла по­став­ле­на на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле, весь на­род еди­ны­ми уста­ми вос­клик­нул: «При­ми пре­стол свой, от­че!» – и пат­ри­арх Про­кл со мно­ги­ми сто­яв­ши­ми у ра­ки уви­де­ли, как свя­ти­тель Иоанн от­крыл уста свои и про­из­нес «Мир всем!»

В IX ве­ке Иосиф Пес­но­пи­сец, Кос­ма Ве­сти­тор и дру­гие на­пи­са­ли пес­но­пе­ния в честь пе­ре­не­се­ния мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рые и по­ныне по­ют­ся Цер­ко­вью в вос­по­ми­на­ние это­го со­бы­тия.

В 1204 году в ходе Четвёртого крестового похода мощи святителя были вывезены из Константинополя в Рим, а 26 ноября 2004 года, по решению папы Иоанна Павла II, большая часть мощей святителя были возвращены Константинопольской православной церкви вместе с мощами Григория Богослова и хранятся в соборе Святого Георгия в Фанаре (Стамбул). В Ватикане были оставлены небольшие частицы мощей святителей.

Как минимум две реликвии претендуют на то, чтобы считаться головой Иоанна Златоуста, одна хранится в монастыре Ватопед на горе Афон, другая в Храме Христа Спасителя в Москве.

Другие части мощей святителя находятся на Афоне в монастырях Филофей, Великой Лавре, Дохиар, в монастырях Метеоры, в церкви Святого Иоанна Златоуста в Венеции.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор трех ве­ли­ких все­лен­ских учи­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Дополнительная информация

Прочитано 770 раз

Главное

Календарь


« Сентябрь 2023 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

За рубежом

Политика