Вторник, 21 Июня 2022 14:53

Ещё раз о пятой колонне – историческая информация к размышлению

«Те, кто были расстреляны, предали бы Россию её немецким врагам»

 

Сегодня выражение «пятая колонна» у нас в ходу. Кстати, этому способствовало то, что его стал использовать президент России. Впервые я услышал от него этот термин в декабре 2014 года. В последний раз Путин упомянул о пятой колонне на совещании в Кремле 16 марта сего года. Он пояснил, что пятая колонна – это национал-предатели. Они зарабатывают деньги здесь, у нас, а живут там, но «не в географическом смысле этого слова, а по своим мыслям и своему рабскому сознанию».

К сожалению, президент не сказал, собирается ли власть бороться с пятой колонной. И если собирается, то как.

А между тем в нашей не столь далекой истории в нашем отечестве уже была пятая колонна и очень мощная. И был опыт эффективного, достаточно оперативного ее искоренения. Это было в Советском Союзе в 30-е годы ХХ века. При Хрущеве и при Горбачеве данная тема подавалась как «сталинские репрессии». Однако по прошествии нескольких десятилетий начинаешь понимать, что подобные дискуссии искусственно провоцировались и раздувались с целью раскачивания страны и окончательного развала СССР. Через несколько лет после развала Советского Союза обсуждения «сталинских репрессий» чудесным образом исчезли из нашей жизни.

Я не историк. К теме «сталинских репрессий» меня вынудила обратиться нынешняя сложная ситуация в Российской Федерации. А также неоднократные упоминания президентом России факта наличия в стране пятой колонны как дестабилизирующего фактора.

Включив поисковик со словами «пятая колонна», я очень быстро вышел на такой источник, как книга «Тайная война против Советской России». Авторы: Майкл Сейерс и Альберт Кан. Перевод с английского. Книга впервые была издана в США в 1946 году (Sayers M., Kahn A.E. The Great Conspiracy. The Secret War against Soviet Russia. — Boston: Brown & Co, 1946). Работа была оперативного переведена на русский язык и в 1947 году выпущена в  Издательстве иностранной литературы.

Майкла Сейерс и Альберт Кан – историки, их работа охватывает период советской истории с 1918 по 1945 г. включительно. Предваряет работу их обращение к читателю: «Ни один из эпизодов или разговоров, встречающихся в книге «Тайная война против Советской России», не является авторским вымыслом. Во время подготовительной работы над этой книгой мы пользовались официальными изданиями государственного департамента США; протоколами заседаний различных комиссий конгресса США; официальными документами, изданными английским правительством; опубликованными советским правительством стенографическими записями судебных процессов. Мы использовали также опубликованные мемуары многих лиц, упоминаемых в этой книге. Все приведенные в книге разговоры взяты из мемуаров, из официальных отчетов или из других документальных источников».

Я уже давал общий обзор этой книги. Теперь остановлюсь на некоторых деталях. Изложенная в книге история подрывной деятельности против Советской России складывалась из внешней и внутренней подрывной деятельности, неразрывно связанных.

Внешняя сторона была представлена работой германской и японской разведок и IV Интернационала. Под последним понимается сеть организаций, размещенных в ряде стран и работавших на центр в лице Льва Троцкого, высланного из СССР в 1929 году. IV Интернационал был создан в пику III Интернационалу и функционировал с начала 30-х годов. Был связан с иностранными разведками – германской, японской, а также британской. Иностранные спецслужбы и IV Интернационал активно использовали антисоветские настроения русской эмиграции. Особенно обстоятельно описана в книге Сейерса и Кана деятельность такой организации, как Торгпром (Российский торгово-промышленный и финансовый союз). Основана в 1920 году бежавшими из России промышленниками и банкирами Н. Х. Денисовым, А. О. Гукасовым, С. Г. Лианозовым, Л. А. Манташевым, Г. А. Нобелем. Позднее к союзу примкнули другие предприниматели-эмигранты. Например, Владимир Рябушинский. Таким образом, внешняя подрывная деятельность финансировалась не только из казны иностранных государств, но и из кармана белоэмигрантов.

Внутренняя сторона подрывной работы была представлена сетью троцкистских ячеек (до высылки Троцкого легальных, после 1929 года – нелегальных). Количество сторонников Троцкого точно определить нельзя, но, видимо, их число было сопоставимо с численностью членов ВКП (б). У многих видных оппозиционеров (противников Сталина) были свои разногласия с Троцким (в СССР существовала пестрая палитра всевозможных оппозиций), но ради свержения сталинского режима многие из них пошли на идеологические уступки Троцкому. Они не могли не знать или по крайней мере догадываться, что работали они в конечном счете на иностранные разведки. Наиболее видными представителями такого «оппозиционного подполья» были видные партийные и государственные деятели: Николай Бухарин, Михаил Томский, Григорий Зиновьев, Алексей Рыков, Лев Каменев, Юрий Пятаков, Христиан Раковский, Николай Крестинский, Аркадий Розенгольц, Григорий Гринько, Григорий Сокольников, Карл Радек и другие. Каждый из них занимал разные высокие посты. Так, Михаил Томский в 1922-1929 годах – председатель ВЦСПС (высший орган профсоюзов). Алексей Рыков – председатель СНК СССР (1924-1930) и одновременно СНК РСФСР (1924-1929). Юрий Пятаков возглавлял поочередно правительство Украины (1918-1919); Регистрационное управление (предшественник ГРУ; 1920); Концессионный комитет СССР (1923-1925); Государственный банк СССР (1929-1930). Занимая высокие государственные посты, они одновременно были членами Центрального комитета ВКП(б) или Политбюро.

В книге называется немало имен членов «оппозиционного подполья», занимавших не столь высокие, но очень значимые для проведения подрывных операций должности. Например, Иван Смирнов, работавший в Комиссариате внешней торговли; Алексей Шестов, член правления Восточно-Сибирского угольного треста; Станислав Ратайчик, начальник главного управления химической промышленности; Иосиф Турок, заместитель начальника службы движения Пермско-Уральской железной дороги и др.

Особая тема – «оппозиционное подполье» в Вооруженных силах СССР. Конечно, главной фигурой здесь выступает маршал Михаил Тухачевский. Другие фигуры военного подполья – В. Путна, И. Якир, И. Уборевич, Р. Эйдеман, А. Корк, Б. Фельдман, В. Примаков. В течение ряда лет под прикрытием «военной оппозиции» велся шпионаж в интересах иностранных разведок. Несколько лет готовилась операция по свержению Сталина и его сторонников. Проведение операций планировалось на начало мая (не позднее 15 мая) 1937 года.

Подпольная оппозиция, отмечают авторы книги, очень активно работала на подрыв советской экономики. Пыталась максимально затормозить индустриализацию. В книге эта деятельность подробно описана. Во-первых, была откровенно диверсионная работа (взрывы и поджоги объектов). Во-вторых, разного рода вредительство. Например, закупка за рубежом некачественных машин и оборудования. Или переплата по импортным контрактам (за счет переплаты проводилось финансирование деятельности того же IV Интернационала за рубежом). В-третьих, убийства советских руководителей, сторонников И. Сталина. Наиболее яркий пример – убийство в 1934 году С.М. Кирова.

Именно с момента убийства Кирова Сталин резко активизировал работу по нейтрализации и искоренению пятой колонны. Правда, тогда использовались другие выражения: «антисоветское подполье», «антисоветский заговор», «террористический центр». Апогеем этой очистительной работы стали Московские процессы 1936-38 гг. Первый процесс над 16 членами троцкистско-зиновьевского Террористического центра состоялся в августе 1936 года. Второй процесс (дело Параллельного антисоветского троцкистского центра) в январе 1937 прошёл над 17 государственными и партийными функционерами (Карл Радек, Юрий Пятаков, Григорий Сокольников и др.). Третий процесс в марте 1938 состоялся над 21 членом Право-троцкистского блока. Главным обвиняемыми были Николай Бухарин, бывший глава Коминтерна, бывший председатель Совнаркома Алексей Рыков, Христиан Раковский, Николай Крестинский, Генрих Ягода. В июне 1937 г. состоялся суд над группой высших офицеров РККА, включая Михаила Тухачевского, по делу антисоветской троцкистской военной организации». Приговоры по всем процессам были суровыми: расстрел или длительное заключение. Всё это достаточно подробно описано в книге «Тайная война против Советской России».

У Майкла Сейерса и Альберта Кана особенно интересны оценки, которые давали процессам западные деятели. Мы привыкли к тому, что Запад оценивал борьбу Сталина с оппозицией как «Большой террор» (The Great Terror); термин был вброшен в обращение британским историком Робертом Конквестом. А вот в этой книге содержится подборка положительных оценок. Лично для меня это было откровением. Во время процессов 1936-1938 гг. послом США в Советском Союзе был Джозеф Эдвард Дэвис (Joseph Edward Davies), который присутствовал почти на всех судебных заседаниях. И вот его мнение: «Совершенно ясно, что все эти процессы, чистки и ликвидации, которые в своё время казались такими суровыми и так шокировали весь мир, были лишь частью решительного и энергичного стремления сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне».

Эта и некоторые другие цитаты заимствованы из книги самого Дэвиса, которая вышла в 1942 году и называется «Миссия в Москву» (Mission to Moscow). К сожалению, она до сих пор не переведена на русский язык. По сути, это сборник выписок из дневника дипломата и некоторых рассекреченных американских документов. Опрос, проведённый институтом Гэллапа среди американских читателей в октябре 1942 года, позволил выявить их мнение: главным достоинством книги «Миссия в Москву» и заслугой её автора является «достоверность информации о суде над заговорщиками, выступившими против Сталина».

В секретной депеше на имя государственного секретаря Корделла Хэлла от 17 февраля 1937 г. посол Дэвис сообщал, что почти все иностранные дипломаты в Москве разделяют его мнение о справедливости вынесенного по делу приговора: «Я беседовал чуть ли не со всеми членами здешнего дипломатического корпуса, и все они, за одним только исключением, держатся мнения, что на процессе было с очевидностью установлено существование политического сообщества и заговора, поставившего себе целью свержение правительства».

А вот дневниковая запись Дэвиса, которая датируется летом 1941 года: «Сегодня мы знаем благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские агенты действовали повсюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Генлейна. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль) ... Однако ничего подобного в России мы не видим. "Где же русские пособники Гитлера?" – спрашивают меня часто. "Их расстреляли", – отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило советское правительство в годы чисток».

Как выясняется, на Западе было в конце 30-х – начале 40-х гг. немало людей, которые понимали реальную угрозу, исходившую от Третьего рейха. И полагали, что уничтожить Третий рейх способен лишь Советский Союз. И обрёл он такую способность лишь после чистки 1936-38 гг. Обычно список таких западных деятелей ограничивают перечислением имен некоторых европейских писателей: Герберт Уэллс, Бернард Шоу, Ромен Роллан, Лион Фейхтвангер, Андре Мальро, Луи Арагон, Бертольд Брехт, Андре Жид. Однако оказывается, что так думали и многие государственные деятели на Западе. Лорд У.Э. Бивербрук (последовательно занимал в Великобритании должности министра информации, министра запасов и снабжения, лорда-хранителя малой печати) в конце 1942 года писал: «Коммунизм при Сталине завоевал аплодисменты и восхищение всех западных наций. Коммунизм при Сталине дал нам примеры патриотизма, равные лучшим в анналах истории. Коммунизм при Сталине вырастил лучших генералов в мире. Гонения на христианство? Это не так. Не существует никаких религиозных преследований. Двери Церкви открыты. Расовые преследования меньшинств? Совершенно нет. Евреи живут, как все. Политические репрессии? Конечно. Но теперь ясно, что те, кто были расстреляны, предали бы Россию её немецким врагам» (цит. по: Martin Kitchen. British Policy Towards the Soviet Union during the Second World War. Springer, 1986).

Сам термин «пятая колонна» появился в годы гражданской войны в Испании (1936-1938 гг.) и быстро завоевал популярность у журналистов и политиков. Накануне и во время Второй мировой войны 1939-1945 годов пятой колонной называли нацистскую агентуру в разных странах, помогавшую захвату этих стран немецкими войсками. Наверное, применительно к «оппозиционному подполью» в СССР выражение «пятая колонна» впервые применили не советские авторы, а Майкл Сейерс и Альберт Кан в своей книге, третья часть которой называется «Пятая колонна в России». Настоятельно рекомендую всем прочесть эту, как мне кажется, наиболее важную часть.

 

 

***

21 июня 13:29

Профессор Катасонов: «Пятую колонну» надо пофамильно называть

Что я не услышал в речи В. Путина на Петербургском экономическом форуме

«Свободная Пресса»

  Профессор Катасонов: «Пятую колонну» надо пофамильно называть - Свободная  Пресса - Россия. Путин. Новости. Путин новости. Новости России. Россия  новости. Новости Россия. Новости России сегодня.

На фото: президент РФ Владимир Путин во время пленарного заседания XXV Петербургского международного экономического форума. (Фото: Александр Рюмин/ТАСС)

 

Президент России Владимир Путин выступил на пленарном заседании юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума. Буквально через несколько часов после этого в СМИ стали появляться комментарии на выступление.

Основной акцент в большинстве публикаций по теме выступления сделан на ту его часть, которая посвящена оценке президентом ситуации в мире. Оценка президента трезвая и смелая. Путин констатировал, что эпоха однополярного мира, которая началась после завершения «холодной войны», уже завершилась. Резкое обострение международной обстановки после начала специальной военной операции на Украине высветило факт того, что абсолютное доминирование США в мире уже позади.

Не лучше положение и Европы. Как отметил президент, Евросоюз «окончательно утратил свой суверенитет, а его элиты пляшут под чужую дудку». По мере «заката Запада» (о котором еще век назад писал О. Шпенглер) его политика становится все более агрессивной. Агонизирующий Запад становится угрозой всему человечеству.

 

Мы видим кризис Запада не только в политике и культуре, но также в экономике. Политику Запада в отношении остальных стран мира президент назвал «грабительским колониализмом». Ради достижения своих эфемерных геополитических целей Запад рубит сук экономики, на котором он долго сидел. Рушиться тот мировой экономический порядок, который сложился после Второй мировой войны. Страны «Большой семерки» включили «печатные станки» своих центробанков и стали стремительно наращивать суверенные и прочие долги. Скоро эти долговые пирамиды начнут рушиться.

Санкционная война против России окончательно подтвердила, что Западу и его ближайшим союзникам доверять нельзя. Если они заморозили валютные резервы России, то с такой же легкостью они это могут сделать и с резервами любых других государств.

Достаточно подробно в выступлении Путина рассмотрены такие вопросы, как причины и цели специальной военной операции России на Украине, влияние санкций на экономику России, эффект бумеранга от санкций (ущербы, которые понес коллективный Запад от введенных против России ограничений) и т. д.

Самой высокой нотой выступления президента стали его слова о суверенитете России: «Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным, все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга. Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость». Действительно, без суверенитета России не добиться тех целей, которые поставлены перед специальной военной операцией на Украине. Также не одержать победы в той санкционной войне, которую коллективный Запад начал против нас 24 февраля. Также не выстоять в том глобальном экономическом кризисе, который может начаться на Западе не сегодня-завтра, и который может накрыть Россию своей мощной волной, если она не успеет добиться суверенитета.

Тема национального суверенитета России — вот та «красная черта», до которой дошел президент РФ в своем выступлении. Но дальше он двигаться не стал. А как хотелось бы, чтобы В. Путин пересек «красную линию» и сказал то, что от него многие ожидали услышать. В том числе ожидал и я. Нельзя не согласиться с тем, что суверенитет состоит из ряда элементов, «все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга».

Первое, что хотелось бы услышать: какова национальная идеология России? Фундаментом национального суверенитета является национальная идеи и национальная идеология. Она является скрепляющим народ началом. В статье 3 Конституции РФ говорится: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Совершенно верное положение.

А вот статья 13 Конституции РФ гласит: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Итак, национальной идеологии у нас нет, и, как можно предположить, ее появление будет нарушением Конституции. А без нее призыв к обретению национального суверенитета остается благим пожеланием.

Второе. В своем выступлении на ПМЭФ, равно как и в других своих выступлениях президент РФ говорит правильные слова о социальной справедливости, которая также скрепляет народ, а, следовательно, создает условия для установления национального суверенитета России. Но все эти слова повисают в воздухе, поскольку социальную справедливость можно установить лишь изменив социально-экономическую модель нынешней России. Но, к сожалению, глава нашего государства не касается общей оценки этой модели, он лишь позволяет себе критику отдельных ее сторон. Более того, я не разу не слышал, чтобы он озвучил название этой модели — «капитализм».

А всеобщий закон капиталистического накопления (один из главных экономических законов капитализма) гласит, что результатом такого накопления является сосредоточение богатства на одном полюсе общества и сосредоточение бедности и нищеты на другом.

В своем выступлении Путин формулировал предложения по исправлению вопиющих отдельных проявлений несправедливости: «Уже в этом году нужно добиться снижения уровня бедности и роста доходов граждан, это главный показатель для оценки органов власти». «Поручаю принять кардинальные меры по поддержке семей с детьми». Но даже если эти поручения президента будут исполнены (во что трудно поверить), то через некоторое время неумолимое действие закона всеобщего капиталистического накопления результаты всех этих частных мер нивелирует.

Социальная несправедливость не только подрывает национальный суверенитет. Она негативно влияет на все стороны общественной жизни. Например, труд наемного работника, обогащающего олигарха, не может быть эффективным и творческим.

Напрашивается мысль, что, находясь на посту президента РФ, Путин охраняет неприкосновенность капиталистического устройства России.

Третье. Сегодня против России действуют введенные коллективным Западом экономические санкции. Это санкционная война, которая идет уже без малого четыре месяца. Даже если военные действия на Украине прекратятся в ближайшие месяцы, то экономическая война — «надолго и всерьез». А у нас до сих пор нет экономической стратегии России. У нас ее и раньше не было (говорили, что, мол, либерально-рыночная экономика «саморегулируется», ей не нужны ни стратегия, ни планы). Но, сегодня, в условиях войны с коллективным Западом нам нужна экономическая мобилизация. А она невозможна без стратегии и долгосрочного директивного планирования.

В первые дни санкционной войны с нашей стороны были реакции, которые можно назвать тактическими решениями. Я имею в виду, прежде всего, указ президента от 28 февраля 2022 г. № 79 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций».

Также указ от 1 марта 2022 г. № 81 «О дополнительных временных мерах экономического характера по обеспечению финансовой стабильности Российской Федерации». Все ждали, что через некоторое время появится и Стратегия. Не появилась. Более того, целый ряд последующих актов выхолостил изначально правильный дух указанных двух указов.

История военного дела показывает, что успех «горячих» войн определяется не только численностью воинов и вооружениями, но также правильными стратегиями. Ведение экономической войны с Западом без экономической стратегии грозит нам проигрышем.

Примечательно, что в марте-апреле правительство РФ проводило целый ряд совещаний по вопросам адаптации отдельных отраслей и производств России к условиям санкционной войны. На некоторых из них присутствовал президент РФ. На совещаниях Путин давал поручения правительственным чиновникам по разработке стратегий развития соответствующих отраслей и производств (с датами до 1 июня или до 1 июля).

Последнее поручение главы государства чиновникам было дано на совещании по поддержке автомобильной промышленности России в рамках ПМЭФ 16 июня — разработать новую стратегию развития отечественного автопрома (до 1 августа).

Нарушены основополагающие принципы государственного управления.

Экономическая стратегия государства предполагает целеполагание, набор средств, алгоритмы и графики движения к цели (целям). А если нет стратегии, то невозможно задействовать и планирование. Напомню, что в 2014 году был принят Закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Очень правильный и нужный закон. Уже прошло восемь лет с момента его принятия, но он так и остается не востребованным. А если нет стратегического (долгосрочного) планирования, то нет и планирования текущего (годового, квартального, помесячного).

Четвертое. Я уже отметил неготовность России к санкционной войне. Также отметил, что за несколько месяцев президентские указы №№ 79 и 81 оказались в значительной степени выхолощенными. А ведь давайте вспомним, что правильные решения по мерам подготовки к большой санкционной войне были приняты еще в 2014 году.

Тогда прогремели первые санкционные залпы со стороны Запада (после того, как Крым вошел в состав России). И тогда были приняты программы импортозамещения на период до 2020 года по 23 направлениям (отраслям и производствам). И все они были провалены. Самое интересное, что никаких «разборов полетов» по поводу этих программ ни правительство, ни президент не проводили. Все было спущено на тормозах. Мы не слышали, чтобы хотя бы кто-то из чиновников был уволен за провал импортозамещения.

Одним из главных чиновников, отвечающих за импортозамещение, является министр промышленности и торговли Денис Мантуров (на этом посту с 2012 года). На форуме в Петербурге он и рассказывал всем, как правильно понимать импортозамещение. Оказывается, это не обязательно замещение импортного продукта отечественным. Он предлагает отныне считать, что импортозамещением можно считать замену товара, импортировавшегося из одной страны, на товар, импортируемый из другой.

Я сейчас говорю даже не только и не столько об импортозамещении, сколько о безответственности и безнаказанности чиновников. Всем известно, что простым и надежным показателем ответственности/безответственности чиновников является исполнение/неисполнение поручений правительства и президента. С этой точки зрения, наверное, 99 процентов высших чиновников следует отнести к категории безответственных.

Кстати, Владимир Владимирович довольно часто стал использовать термин «пятая колонна», однако никаких имен не называл. Увы, и на ПМЭФ президент имен не назвал.

 

 

*** 

 

Читать:

 

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

Валентин КАТАСОНОВ

Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова


Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Август 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Политика