Четверг, 30 Апреля 2020 17:35

Прп. Зосимы, игумена Соловецкого (1478). Обретение мощей прп. Александра Свирского, игумена (1641)

Пре­по­доб­ный Зо­си­ма, игу­мен Со­ло­вец­кий, ве­ли­кий све­тиль­ник рус­ско­го Се­ве­ра, ос­но­ва­тель ино­че­ско­го об­ще­жи­тия на Со­ло­вец­ком ост­ро­ве, ро­дил­ся в Нов­го­род­ской епар­хии, в се­ле Тол­вуе близ Онеж­ско­го озе­ра. С юных лет он вос­пи­ты­вал­ся в бла­го­че­стии и по­сле смер­ти ро­ди­те­лей Гав­ри­и­ла и Вар­ва­ры раз­дал иму­ще­ство и при­нял по­стриг.

В по­ис­ках уеди­нен­но­го ме­ста пре­по­доб­ный от­пра­вил­ся на по­бе­ре­жье Бе­ло­го мо­ря и в устье Су­мы встре­тил­ся с пре­по­доб­ным Гер­ма­ном (па­мять 30 июля), ко­то­рый по­ве­дал ему о пу­стын­ном мор­ском ост­ро­ве, где он с пре­по­доб­ным Сав­ва­ти­ем (па­мять 27 сен­тяб­ря) про­жил 6 лет.

Око­ло 1436 го­да от­шель­ни­ки, бла­го­по­луч­но со­вер­шив мор­ское пла­ва­ние, при­ста­ли к Со­ло­вец­ким ост­ро­вам. Бог бла­го­сло­вил ме­сто их по­се­ле­ния ви­де­ни­ем пре­по­доб­но­му Зо­си­ме пре­крас­ной церк­ви на воз­ду­хе. Пре­по­доб­ные сво­и­ми ру­ка­ми по­стро­и­ли ке­ллию и огра­ду, на­ча­ли воз­де­лы­вать и за­се­вать зем­лю. Од­на­жды позд­ней осе­нью пре­по­доб­ный Гер­ман от­пра­вил­ся на ма­те­рик за необ­хо­ди­мы­ми при­па­са­ми. Из-за осен­ней непо­го­ды он не смог вер­нуть­ся. Пре­по­доб­ный Зо­си­ма про­вел всю зи­му один на ост­ро­ве. Мно­го ис­ку­ше­ний он пре­тер­пел в борь­бе с бе­са­ми. Ему угро­жа­ла го­лод­ная смерть, од­на­ко чу­дес­но по­явив­ши­е­ся два незна­ком­ца оста­ви­ли ему за­пас хле­ба, му­ки и мас­ла. Вес­ной воз­вра­тил­ся на Со­лов­ки пре­по­доб­ный Гер­ман с ры­ба­ком Мар­ком и при­вез за­пас пи­щи и сна­сти для рыб­ной лов­ли.

Ко­гда на ост­ро­ве со­бра­лось несколь­ко от­шель­ни­ков, пре­по­доб­ный Зо­си­ма устро­ил для них неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня с тра­пез­ной. По прось­бе пре­по­доб­но­го Зо­си­мы из Нов­го­ро­да был при­слан в но­во­со­здан­ную оби­тель игу­мен с ан­ти­мин­сом для со­бор­но­го хра­ма. Так бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло зна­ме­ни­той Со­ло­вец­кой оби­те­ли. В су­ро­вых усло­ви­ях от­да­лен­но­го ост­ро­ва ино­ки су­ме­ли ор­га­ни­зо­вать хо­зяй­ство. Но на­сто­я­те­ли, ко­то­рых при­сы­ла­ли на Со­лов­ки из Нов­го­ро­да, не вы­дер­жи­ва­ли жиз­ни в непри­выч­но труд­ных усло­ви­ях, и бра­тия из­бра­ли игу­ме­ном пре­по­доб­но­го Зо­си­му.

Пре­по­доб­ный Зо­си­ма за­нял­ся устро­е­ни­ем внут­рен­не­го бы­та оби­те­ли, ввел стро­гое об­ще­жи­тие. В 1465 го­ду он пе­ре­нес на Со­лов­ки с ре­ки Выг мо­щи пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия. Оби­тель тер­пе­ла при­тес­не­ния от нов­го­род­ских бо­яр, ко­то­рые от­ни­ма­ли у ино­ков уло­вы ры­бы. Пре­по­доб­ный вы­нуж­ден был от­пра­вить­ся в Нов­го­род и ис­кать за­щи­ты у ар­хи­епи­ско­па. По со­ве­ту ар­хи­епи­ско­па он об­хо­дил до­ма бо­яр и про­сил их не до­пус­кать оби­тель до ра­зо­ре­ния. Вли­я­тель­ная и бо­га­тая бо­яры­ня Мар­фа Бо­рец­кая при­ка­за­ла с бес­че­стьем вы­гнать пре­по­доб­но­го Зо­си­му, но по­том рас­ка­я­лась и при­гла­си­ла его на обед, во вре­мя ко­то­ро­го он вдруг уви­дел, что шесть знат­ней­ших бо­яр си­дят без го­лов. Пре­по­доб­ный Зо­си­ма по­ве­дал ви­де­ние сво­е­му уче­ни­ку Да­ни­и­лу и пред­ска­зал бо­ярам ско­рую смерть. Это пред­ска­за­ние ис­пол­ни­лось в 1478 го­ду, ко­гда при взя­тии Нов­го­ро­да Иоан­ном III (1462–1505) бо­яре бы­ли каз­не­ны.

Неза­дол­го до кон­чи­ны пре­по­доб­ный сам при­го­то­вил се­бе гроб, в ко­то­ром был по­гре­бен за ал­та­рем Пре­об­ра­жен­ско­го хра­ма († 17 ап­ре­ля 1478). Впо­след­ствии над его мо­ги­лой бы­ла устро­е­на ча­сов­ня. Мо­щи его сов­мест­но с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия 8 ав­гу­ста 1566 го­да бы­ли пе­ре­не­се­ны в при­дел, освя­щен­ный в их честь в Пре­об­ра­жен­ском со­бо­ре.

Мно­го чу­дес бы­ло за­сви­де­тель­ство­ва­но, ко­гда пре­по­доб­ный Зо­си­ма с пре­по­доб­ным Сав­ва­ти­ем яв­ля­лись гиб­нув­шим в мор­ской пу­чине ры­ба­кам. Пре­по­доб­ный Зо­си­ма так­же по­кро­ви­тель пче­ло­вод­ства и хра­ни­тель пчел, ему усво­е­но да­же име­но­ва­ние "пчель­ник". К пре­по­доб­но­му Зо­си­ме ча­сто при­бе­га­ют и в бо­лез­нях. Мно­же­ство боль­нич­ных хра­мов, по­свя­щен­ных ему, сви­де­тель­ству­ет о ве­ли­кой це­ли­тель­ной си­ле его мо­литв пред Бо­гом.

Полное житие преподобного Зосимы, игумена Соловецкого

В 1436 го­ду пр. Зо­си­ма по­хо­ро­нил ро­ди­те­лей, роз­дал на­след­ство бед­ным, и вме­сте с преп. Гер­ма­ном Со­ло­вец­ким от­пра­вил­ся к Со­ло­вец­ко­му ост­ро­ву. Пу­те­ше­ствие их бы­ло бла­го­по­луч­но, и они при­ста­ли к ост­ро­ву близ прес­но­вод­но­го озе­ра. Здесь, по­ста­вив се­бе из дре­вес­ных вет­вей ку­щу, пу­стын­ни­ки со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние, мо­ля Гос­по­да бла­го­сло­вить на­ме­ре­ние их. Гос­подь уте­шил их про­ро­че­ствен­ным ви­де­ни­ем: утром пре­по­доб­ный Зо­си­ма, вый­дя из ку­щи, уви­дел необык­но­вен­ный свет, оси­я­ва­ю­щий всю окрест­ность, и на во­сто­ке, на воз­ду­хе, пре­крас­ную и ве­ли­кую цер­ковь. Удив­лён­ный этим ви­де­ни­ем, пу­стын­ник по­спе­шил в ку­щу. О. Гер­ман, за­ме­тив пе­ре­ме­ну в ли­це сво­е­го со­жи­те­ля, спро­сил его, не ви­дел ли он че­го-ли­бо необык­но­вен­но­го? Пр. Зо­си­ма рас­ска­зал ему всё, что ви­дел. При этом свя­той Гер­ман, вспом­нив о чу­дес­ном про­гна­нии ми­рян с ост­ро­ва ещё при Сав­ва­тии и о про­ро­че­стве, что здесь бу­дут жить ино­ки, ска­зал пр. Зо­си­ме: "Не ужа­сай­ся и будь вни­ма­те­лен; мне ка­жет­ся, что чрез те­бя Гос­подь со­бе­рёт мно­же­ство мо­на­хов". Рас­сказ о. Гер­ма­на о со­бы­тии при Сав­ва­тии уте­шил пр. Зо­си­му, и они ре­ши­лись стро­ить мо­на­стырь. По­мо­лив­шись Бо­гу, пу­стын­ни­ки при­ня­лись ру­бить лес для по­стро­ек, по­ста­ви­ли огра­ду и ке­ллии. Сво­и­ми ру­ка­ми они до­бы­ва­ли се­бе про­пи­та­ние, воз­де­лы­вая и за­се­вая зем­лю. Но эти те­лес­ные тру­ды ни­сколь­ко не ослаб­ля­ли мо­лит­вен­ных по­дви­гов их.

Впро­чем, пу­стын­ни­ки долж­ны бы­ли пе­ре­не­сти мно­го ис­пы­та­ний, преж­де чем уви­де­ли свою оби­тель на­се­лен­ною ино­ка­ми. По окон­ча­нии зи­мы Гер­ман при­плыл с ры­ба­ком Мар­ком, по­же­лав­шим раз­де­лить с пре­по­доб­ны­ми уеди­не­ние, а так­же при­вез до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство пи­щи и мре­жи для рыб­ной лов­ли. Вско­ре Марк при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние и был пер­вым уче­ни­ком пре­по­доб­ных. При­ме­ру его по­сле­до­ва­ли мно­гие при­бреж­ные жи­те­ли, ко­то­рые, при­плы­вая на ост­ров, стро­и­ли се­бе ке­льи под­ле ке­лий пр. Зо­си­мы и Гер­ма­на и снис­ки­ва­ли про­пи­та­ние тру­да­ми рук сво­их. Пре­по­доб­ный Зо­си­ма, ви­дя умно­же­ние уче­ни­ков, по­стро­ил неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на том ме­сте, где бы­ло ему про­ро­че­ствен­ное ви­де­ние хра­ма в воз­ду­хе; к церк­ви при­де­лал неболь­шую тра­пе­зу и от­крыл об­ще­жи­тие. Та­ким об­ра­зом ос­но­ва­лась Со­ло­вец­кая оби­тель, до­ныне со­хра­ня­е­мая ми­ло­стию Бо­жи­ею, несмот­ря на все пе­ре­жи­тые ею ис­пы­та­ния.

Устро­ив мо­на­стырь, пр. Зо­си­ма по­слал од­но­го ино­ка в Нов­го­род к ар­хи­епи­ско­пу Ионе с прось­бою о на­зна­че­нии игу­ме­на и за бла­го­сло­ве­ни­ем на освя­ще­ние хра­ма. Свя­ти­тель Иона опре­де­лил Со­ло­вец­ким игу­ме­ном иеро­мо­на­ха Пав­ла, ко­то­рый по при­бы­тии в Со­лов­ки освя­тил цер­ковь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Но этот игу­мен, не вы­но­ся труд­но­стей пу­стын­ной жиз­ни, ско­ро воз­вра­тил­ся в Нов­го­род. То же слу­чи­лось и с пре­ем­ни­ком его – игу­ме­ном Фе­о­до­си­ем. То­гда бра­тия Со­ло­вец­ко­го мо­на­сты­ря по­ло­жи­ли на об­щем со­ве­те – не брать се­бе игу­ме­нов из дру­гих мо­на­сты­рей, а из­би­рать из сре­ды сво­ей. При­во­дя в ис­пол­не­ние своё ре­ше­ние, они от­пра­ви­ли к нов­го­род­ско­му ар­хи­епи­ско­пу по­слан­ных с прось­бою, чтобы он при­звал от­ца их – Зо­си­му и ру­ко­по­ло­жил его в свя­щен­ство и игу­мен­ство, хо­тя бы и не без со­про­тив­ле­ния со сто­ро­ны сми­рен­но­го стар­ца. Свя­ти­тель Иона Нов­го­род­ский так и сде­лал: вы­звав к се­бе пись­мом пре­по­доб­но­го, убе­дил его при­нять свя­щен­ство и игу­мен­ство. По­лу­чив для сво­ей оби­те­ли бо­га­тые жерт­вы граж­дан, со­сто­я­щие из де­нег, одежд, со­су­дов, съест­ных при­па­сов, пре­по­доб­ный с че­стью был от­пу­щен вла­ды­кою в Со­лов­ки. С ра­до­стию бра­тия при­вет­ство­ва­ли воз­вра­ще­ние сво­е­го ува­жа­е­мо­го и лю­би­мо­го на­сто­я­те­ля. Зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей ещё бо­лее уси­ли­ло об­щее по­чте­ние к пре­под. игу­ме­ну. Ко­гда он со­вер­шал в сво­ей оби­те­ли первую ли­тур­гию, то ли­цо его све­ти­лось, как ли­цо Ан­ге­ла, и цер­ковь ис­пол­ни­лась осо­бен­но­го бла­го­во­ния. Пре­по­доб­ный по окон­ча­нии бо­го­слу­же­ния бла­го­сло­вил просфо­рою неко­то­рых куп­цов, быв­ших в то вре­мя в оби­те­ли, а они, вый­дя из церк­ви, по неосто­рож­но­сти об­ро­ни­ли её. Про­хо­дя ми­мо, инок Ма­ка­рий за­ме­тил пса, ко­то­рый ста­рал­ся схва­тить что-то и не мог по при­чине под­ни­мав­ше­го­ся пла­ме­ни. При­бли­зив­шись, Ма­ка­рий уви­дел, что это просфо­ра, по­те­рян­ная куп­ца­ми. Под­няв её, инок при­нёс к пре­по­доб­но­му игу­ме­ну и, к нема­ло­му удив­ле­нию всех, рас­ска­зал своё ви­де­ние.

С умно­же­ни­ем бра­тий преж­няя де­ре­вян­ная цер­ковь ока­за­лась тес­ною. Пр. Зо­си­ма по­стро­ил но­вую, боль­ших раз­ме­ров, в честь Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, а так­же по­ста­вил мно­го кел­лий и рас­про­стра­нил мо­на­стырь. Кро­ме то­го, в бла­го­сло­ве­ние уве­ли­чи­ва­ю­щей­ся оби­те­ли сво­ей он ре­шил­ся пе­ре­не­сти мо­щи пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия, скон­чав­ше­го­ся на ре­ке Вы­ге и по­гре­бён­но­го при та­мош­ней ча­совне. В этом на­ме­ре­нии пре­по­доб­ный окон­ча­тель­но утвер­дил­ся по­сла­ни­ем ино­ков Ки­рил­ло-Бе­ло­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря. "Мы слы­ша­ли, – пи­са­ли ино­ки, – от при­шель­цев из ва­шей стра­ны о Со­ло­вец­ком ост­ро­ве, что он из­древ­ле был необи­та­ем, по при­чине неудоб­ства мор­ско­го пу­ти, а те­перь на этом ост­ро­ве, по во­ле Бо­жи­ей и хо­да­тай­ству Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ва­шим ста­ра­ни­ем со­ору­жён мо­на­стырь чест­на­го Пре­об­ра­же­ния Гос­по­да Бо­га и Спа­си­те­ля на­ше­го Иису­са Хри­ста, со­бра­лось мно­же­ство бра­тии и всё устро­и­лось пре­крас­но. Толь­ко вы ли­ше­ны од­но­го бла­га – имен­но за­быт ва­ми пре­подобный Сав­ва­тий, преж­де вас жив­ший на этом ме­сте, скон­чав­ший­ся в по­сте и тру­де, по­доб­но древним пре­по­доб­ным от­цам, со­вер­шен­ный в доб­ро­де­те­ли. Он всею ду­шою воз­лю­бил Хри­ста, уда­лил­ся от ми­ра и по­лу­чил бла­жен­ную кон­чи­ну. Неко­то­рые ино­ки на­ше­го мо­на­сты­ря, бу­дучи в Нов­го­ро­де, слы­ша­ли по­вест­во­ва­ние бо­го­лю­би­во­го Иоан­на, как он на ре­ке Вы­ге спо­до­бил­ся ви­деть пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия и по­лу­чить от него ду­хов­ное на­став­ле­ние, и, по кон­чине, по­хо­ро­нил его с игу­ме­ном На­фа­наи­лом. Рас­ска­зал Иоанн на­шим бра­ти­ям, как Бог по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия чу­дес­но со­хра­нил его с бра­том Фе­о­до­ром от по­топ­ле­ния в мо­ре. Мы слы­ша­ли, что у гро­ба его со­вер­ши­лись и дру­гие зна­ме­ния и чу­де­са. Он угод­ник Бо­жий, и мы сви­де­те­ли доб­ро­де­тель­ной жиз­ни его, по­то­му что этот бла­жен­ный отец до­воль­но по­жил с на­ми в Ки­рил­лов­ском мо­на­сты­ре. По­это­му мы да­ем вам ду­хов­ный со­вет – не ли­шай­тесь та­ко­го да­ра, по­спе­ши­те пе­ре­не­сти к се­бе пре­по­доб­но­го и бла­жен­но­го Сав­ва­тия, чтобы мо­щи его на­хо­ди­лись там, где он по­тру­дил­ся мно­го лет".

Та­кое по­сла­ние как нель­зя бо­лее со­гла­со­ва­лось с же­ла­ни­ем са­мо­го пре­под. Зо­си­мы и со­ло­вец­кой бра­тии. При­го­то­вив ко­рабль, они от­пра­ви­лись с по­пут­ным вет­ром на по­мор­ское при­бре­жье. До­стиг­нув ре­ки Вы­ги и от­ко­пав гроб пре­под. Сав­ва­тия, они на­шли мо­щи нетлен­ны­ми, невре­ди­мою и са­мую одеж­ду – в воз­ду­хе раз­ли­лось необы­чай­ное бла­го­уха­ние. С пе­ни­ем свя­щен­ных пес­ней со­ло­вец­кие ино­ки пе­ре­нес­ли св. ра­ку на ко­рабль и с по­пут­ным вет­ром бла­го­по­луч­но до­стиг­ли сво­ей оби­те­ли. Пер­во­на­чаль­но чест­ные мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в зем­ле, за ал­та­рём Успен­ско­го со­бо­ра, и над ни­ми устро­е­на ча­сов­ня. Мно­гие бо­ля­щие, при­хо­дя сю­да с ве­рою, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ния по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го.

О. Зо­си­ма каж­дую ночь го­ря­чо мо­лил­ся в этой ча­совне, и ча­сто утрен­няя за­ря за­ста­ва­ла его на мо­лит­ве. Ку­пец Иоанн, быв­ший при по­гре­бе­нии Сав­ва­тия, и с бра­том сво­им Фе­о­до­ром, имея к нему осо­бен­ную лю­бовь, на­пи­сал об­раз пре­по­доб­но­го и с щед­рым по­да­я­ни­ем вру­чил его игу­ме­ну Зо­си­ме. С бла­го­го­ве­ни­ем при­няв и ло­бы­зав изо­бра­же­ние пер­во­на­чаль­ни­ка Со­ло­вец­ко­го, о. Зо­си­ма по­ста­вил его в над­гроб­ной ча­совне и об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му со сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: "Хо­тя ты и окон­чил вре­мен­ную жизнь те­лом, но не от­сту­пай от нас ду­хом, ру­ко­вод­ствуй нас ко Хри­сту Бо­гу, на­став­ляя со­блю­дать за­по­ве­ди Гос­под­ни, но­сить крест свой и по­сле­до­вать на­ше­му Вла­ды­ке. Имея дерз­но­ве­ние ко Хри­сту и Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри, будь мо­лит­вен­ни­ком и хо­да­та­ем о нас недо­стой­ных, жи­тель­ству­ю­щих в этой оби­те­ли, ко­то­рою ты на­чаль­ству­ешь; будь по­мощ­ни­ком и за­ступ­ни­ком пред Бо­гом на­ше­му брат­ству, чтобы мы по тво­им мо­лит­вам пре­бы­ли невре­ди­мы­ми от злых ду­хов и лю­дей, про­слав­ляя св. Тро­и­цу, От­ца, Сы­на и Св. Ду­ха".

Пред смер­тью ста­рец (схи­мо­нах Зо­си­ма Со­ло­вец­кий) по­бо­лел и дол­го, од­на­ко, не ре­шал­ся при­ни­мать схи­му. Он ду­мал, что ес­ли вы­здо­ро­ве­ет, то ему, как схим­ни­ку, ко­то­рых, как по­чтен­ней­ших стар­цев, есте­ствен­но, ува­жа­ли, уже не да­дут ра­бо­тать на­ря­ду с бра­ти­ей, а ра­бо­тать ему хо­те­лось до по­след­не­го вздо­ха. На бла­го род­ной оби­те­ли. Ка­кая по­учи­тель­ная чер­та по­движ­ни­че­ско­го ха­рак­те­ра, осо­бен­но для тех, кто стре­мит­ся к выс­шим са­нам и чи­нам в на­деж­де на при­ят­ный по­кой! (Оло­нец­кие Епарх. Ве­дом., 1910 г., № 14-й)

Пре­по­доб­ный Зо­си­ма, до­стиг­нув ма­сти­той ста­ро­сти и пред­чув­ствуя при­бли­же­ние кон­чи­ны, стал при­го­тов­лять­ся к пе­ре­хо­ду в веч­ность. Он устро­ил се­бе гроб и ча­сто со сле­за­ми смот­рел на него, па­мя­туя свою смерть. Ко­гда по­стиг­ла его бо­лезнь, то, при­звав бра­тию, го­во­рил им: "Вот я от­хо­жу из этой вре­мен­ной жиз­ни, а вас пре­даю все­ми­ло­сти­во­му Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це; ска­жи­те, ко­го же­ла­е­те иметь игу­ме­ном вме­сто ме­ня!" При этом слу­чае вы­ра­зи­лась об­щая лю­бовь уче­ни­ков к сво­е­му учи­те­лю. Все со сле­за­ми го­во­ри­ли уми­ра­ю­ще­му игу­ме­ну сво­е­му: "Мы хо­те­ли бы, отец наш, с то­бою быть по­гре­бён­ны­ми, но это не во вла­сти на­шей; пусть же Тот, Кто воз­ве­стил те­бе от­ше­ствие из этой жиз­ни, Хри­стос Бог наш, пусть Он даст нам чрез те­бя на­став­ни­ка, ко­то­рый управ­лял бы на­ми ко спа­се­нию; да по­чи­ют над на­ми бла­го­сло­ве­ние и мо­лит­вы твои – по­за­бо­тив­шись о нас в этой жиз­ни, не остав­ляй нас си­ры­ми по от­ше­ствии тво­е­му к Бо­гу". Пре­по­доб­ный от­ве­чал: "Я ска­зал вам, де­ти, что пре­даю вас в ру­ки Гос­по­да и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, а так как вы от­но­си­тель­но игу­ме­на воз­ло­жи­ли свое упо­ва­ние на Бо­га, Пре­чи­стую Бо­го­ма­терь и мое сми­ре­ние, то да бу­дет вам игу­ме­ном Ар­се­ний – он спо­со­бен к управ­ле­нию мо­на­сты­рём и бра­ти­ею", – эти­ми сло­ва­ми пре­подобный Зо­си­ма вру­чил игу­мен­ство бла­го­че­сти­во­му ино­ку Ар­се­нию. "Вот я по­став­ляю те­бя, брат, стро­и­те­лем и упра­ви­те­лем св. оби­те­ли этой, и всей бра­тии, со­бран­ной лю­бо­вию к Бо­гу. Бе­ре­гись, чтобы не утра­ти­лось что-ли­бо из мо­на­стыр­ских за­ко­но­по­ло­же­ний, как то: от­но­си­тель­но со­бор­ной цер­ков­ной служ­бы, ястия и пи­тия в тра­пе­зе и дру­гих мо­на­стыр­ских обы­ча­ев, устав­лен­ных мною; пусть всё это бу­дет це­лым и нена­ру­ши­мым. Гос­подь да на­пра­вит сто­пы ва­ши к де­ла­нию за­по­ве­дей Сво­их, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой гос­по­жи Вла­ды­чи­цы на­шей Де­вы Бо­го­ро­ди­цы и всех свя­тых, а так­же и угод­ни­ка Сво­е­го пре­под. Сав­ва­тия. Гос­подь наш Иисус Хри­стос да за­щи­тит вас от всех вра­же­ских на­ве­тов и утвер­дит в бо­же­ствен­ной люб­ви. Я, хо­тя и раз­лу­ча­юсь от вас те­лом, от­да­вая долг при­ро­де, но ду­хом пре­бу­ду с ва­ми неот­ступ­но. Вы узна­е­те, что я об­рёл бла­го­дать пред Бо­гом, ко­гда по мо­ём от­ше­ствии оби­тель рас­про­стра­нит­ся, со­бе­рёт­ся мно­же­ство бра­тии, это ме­сто про­цве­тёт ду­хов­но и в те­лес­ных по­треб­но­стях не бу­дет иметь ску­до­сти".

Ска­зав всё это бра­тии, он це­ло­вал их в по­след­ний раз, всех бла­го­сло­вил, с воз­де­я­ни­ем рук мо­лил­ся о мо­на­сты­ре, сво­ей ду­хов­ной пастве и о се­бе; на­ко­нец, пе­ре­кре­стил­ся и про­из­нёс: "Мир вам!" По­сле это­го, под­няв по­ту­ха­ю­щие гла­за вверх, про­го­во­рил: "Вла­ды­ко Че­ло­ве­ко­люб­че, спо­до­би ме­ня стать одес­ную Те­бя, ко­гда Ты при­дёшь во сла­ве су­дить жи­вых и мёрт­вых и воз­дать каж­до­му по де­лам". За­тем пре­по­доб­ный Зо­си­ма лег на одр и пре­дал ду­шу свою Гос­по­ду, для Ко­то­ро­го тру­дил­ся всю свою жизнь. Это бы­ло 17 ап­ре­ля 1478 г. Со­вер­шив от­пе­ва­ние, ино­ки по­хо­ро­ни­ли сво­е­го игу­ме­на в гро­бе, ко­то­рый он сам при­го­то­вил, за ал­та­рём Пре­об­ра­жен­ско­го со­бо­ра, а впо­след­ствии устро­и­ли над его мо­ги­лою ча­сов­ню, в ко­то­рой по­ста­ви­ли св. ико­ны. Все ве­ру­ю­щие, при­те­кая сю­да с мо­лит­вою, по­лу­ча­ли по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го об­лег­че­ние скор­би и ис­це­ле­ние бо­лез­ней. Мос­ков­ский со­бор, быв­ший при мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии в 1547 го­ду, по­ло­жил, на­ря­ду с дру­ги­ми оте­че­ствен­ны­ми свя­ты­ми, со­вер­шать па­мять пре­по­доб­но­го Зо­си­мы в день его кон­чи­ны 17 ап­ре­ля. 8 ав­гу­ста 1566 го­да св. мо­щи его вме­сте с мо­ща­ми преп. Сав­ва­тия пе­ре­не­се­ны в при­дел, устро­ен­ный в честь сих чу­до­твор­цев. В на­сто­я­щее вре­мя мо­щи пре­по­доб­но­го Зо­си­мы на­хо­дят­ся в бо­га­то укра­шен­ной ра­ке в Зо­си­мо-Сав­ва­ти­ев­ской церк­ви.

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Зо­си­мы, игу­ме­на Со­ло­вец­ко­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

 

***

 

Преподобный Александр Свирский, игумен

Преподобный Алекса́ндр Свирский, игумен

Ро­дил­ся преп. Алек­сандр (в ми­ру Ам­мос) в 1448 г. в пре­де­лах Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, в неболь­шом ме­стеч­ке Обо­неж­ской пя­ти­ны – Ман­де­рах, по мо­лит­ве пре­ста­ре­лых ро­ди­те­лей, от­ли­чав­ших­ся ис­тин­но хри­сти­ан­ской жиз­нью. Для осво­е­ния гра­мо­ты от­рок по­ру­чен был опыт­но­му на­став­ни­ку, но лишь мо­лит­вой при­об­рел он спо­соб­но­сти к уче­нию, так что вско­ре пре­взо­шел зна­ни­я­ми всех сво­их сверст­ни­ков. С юных лет на­чал он из­ну­рять те­ло бде­ни­ем и по­ста­ми, толь­ко в этом ис­пра­ши­вая сво­бо­ду от ро­ди­тель­ской во­ли. Чужд он был и жи­тей­ских тре­вол­не­ний, и ис­ка­ния удо­воль­ствий, и празд­но­сти. Ко­гда он до­стиг со­вер­шен­но­ле­тия, «вос­хо­те­ша ро­ди­те­ли его со­че­та­ти за­кон­но­му бра­ку, бо­же­ствен­ный же юно­ша небре­жа­ше о сем, но прис­но же­ла­ша и по­мыш­ля­ша, ка­ко бы ми­ра бе­жа­ти». Юно­ша стре­мил­ся в Ва­ла­ам­скую оби­тель, рас­ска­зы о ко­то­рой ему до­во­ди­лось слы­шать. Од­на­жды он встре­тил ино­ков, при­быв­ших с Ва­ла­а­ма в его род­ное се­ле­ние по мо­на­стыр­ским де­лам. Од­но­му из них – уже стар­цу – по­ве­дал он о сво­ем же­ла­нии до­стичь Ва­ла­а­ма и по­лу­чил со­вет не мед­лить с ис­пол­не­ни­ем ду­хов­ной по­треб­но­сти, «по­ка се­я­тель злый не по­се­ял пле­ве­ла в серд­це...»

По­сле усерд­ной мо­лит­вы в 26 лет Ам­мос тай­но оста­вил ро­ди­тель­ский дом. Первую ночь пут­ник про­вел на бе­ре­гу неболь­шо­го кра­си­во­го озе­ра, окру­жен­но­го ве­ко­вы­ми де­ре­вья­ми. В тон­ком сне услы­шал он та­ин­ствен­ный го­лос, ко­то­рый бла­го­сло­вил его в даль­ней­ший путь и про­воз­ве­стил со­ору­же­ние оби­те­ли на этом чуд­ном ме­сте. Воз­бла­го­да­рив Бо­га, юно­ша со­брал­ся ид­ти даль­ше, но до­ро­ги в оби­тель он не знал, и Гос­подь по­слал ему Ан­ге­ла в об­ра­зе слу­чай­но­го пут­ни­ка до са­мых мо­на­стыр­ских во­рот. При­няв по­стриг с име­нем Алек­сандр, про­вел он здесь 13 лет в по­сте и мо­лит­ве. Меж­ду тем его без­утеш­ные ро­ди­те­ли по­лу­чи­ли, на­ко­нец, весть о про­пав­шем сыне. Отец по­се­тил оби­тель и горь­ко пла­кал, уви­дев из­мож­ден­но­го по­стом Алек­сандра. Но по­движ­ник уте­шил его и в ду­хов­ной бе­се­де убе­дил то­же оста­вить мир, чтобы об­ре­сти но­вое по­при­ще. И мать пре­по­доб­но­го дни свои окон­чи­ла в мо­на­сты­ре.

Алек­сандр ре­шил­ся из­брать без­молв­ное жи­тель­ство и про­сил о том на­сто­я­те­ля, но опыт­ный ста­рец счел, что еще не при­шло вре­мя по­ки­дать бра­тию. Од­на­жды во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы бла­жен­ный услы­шал небес­ный го­лос, по­веле­ва­ю­щий ему на­пра­вить­ся на ме­сто, ко­то­рое бы­ло ука­за­но преж­де. От­крыв окон­це, уви­дел Алек­сандр ве­ли­кий свет, из­ли­вав­ший­ся с юго-во­сто­ка. На сей раз на­сто­я­тель не от­ка­зал в бла­го­сло­ве­нии и от­пу­стил в на­зна­чен­ный путь. В 1487 г. Алек­сандр при­шел на озе­ро Ро­щин­ское и по­се­лил­ся в пу­стыне, в 6-ти вер­стах от ре­ки Сви­ри. В глу­бине непро­хо­ди­мо­го бо­ра он по­ста­вил неболь­шую хи­жи­ну и пре­дал­ся уеди­нен­ным по­дви­гам.

Непо­да­ле­ку на­хо­ди­лось дво­рян­ское по­ме­стье Ан­дрея За­ва­ли­ши­на, ко­то­рый за­ни­мал­ся охо­той. Од­на­жды, увле­чен­ный по­го­ней за оле­нем, он очу­тил­ся в ча­ще ле­са и на­брел на хи­жи­ну Алек­сандра. По­зна­ко­мив­шись с от­шель­ни­ком, лов­чий при­знал­ся ему, что уже за­ме­чал свет над этим ме­стом и дав­но со­би­рал­ся сю­да. Опе­ча­лил­ся Алек­сандр, что его жи­тель­ство не укры­лось от лю­дей, и по­про­сил при­шель­ца ни­ко­му не ска­зы­вать о нем, по­ве­дал по­том свою по­весть и от­пу­стил с бла­го­сло­ве­ни­ем. Но мол­ва о пу­стын­ни­ке рас­про­стра­ни­лась в окрест­но­стях и до­шла до бра­та Алек­сандра – Иоан­на. С ра­до­стью при­бег он в пу­стынь, чтобы раз­де­лить тя­го­ты от­шель­ни­че­ства. Сми­рив­шись, бла­жен­ный при­нял род­но­го го­стя, вспом­нив, что при на­ча­ле его пу­стын­но­жи­тель­ства бы­ло ему вну­ше­ние свы­ше: не чуж­дать­ся жаж­ду­щих спа­се­ния и ру­ко­во­дить ими. Иоанн же сми­ре­ния не усво­ил и мно­го огор­че­ний до­став­лял бра­ту, то дерз­ко по­учая, то от­ка­зы­ва­ясь стро­ить кел­лии для при­хо­дя­щих.

Слез­ны­ми ноч­ны­ми мо­лит­ва­ми по­беж­дал Алек­сандр в се­бе раз­дра­же­ние и до­са­ду и стя­жал, на­ко­нец, все­по­беж­да­ю­щую лю­бовь к ближ­не­му и ве­ли­кий мир в ду­ше. В ско­ром вре­ме­ни Иоанн скон­чал­ся, и брат по­хо­ро­нил его в пу­сты­ни, к Алек­сан­дру же на­ча­ли со­би­рать­ся жаж­ду­щие оби­тать под се­нью его мо­лит­вы. При­шел и За­ва­ли­шин со сво­и­ми ча­да­ми и при­нес пу­стын­ни­кам мно­го хле­ба. Алек­сандр при­нял жерт­ву, но по­со­ве­то­вал бра­тии не оста­вать­ся празд­ны­ми, а очи­щать лес и воз­де­лы­вать зем­лю, чтобы пи­тать­ся тру­да­ми рук сво­их и снаб­жать убо­гих.

Некто инок Ни­ки­фор, но­сив­ший тя­же­лые вери­ги, при­хо­дил к пу­стын­ни­ку свир­ско­му за бла­го­сло­ве­ни­ем и, по­жив ря­дом с ним, стал со­би­рать­ся на по­кло­не­ние в Ки­ев, а ухо­дя, пред­ска­зал, что Гос­подь со­ору­дит на ме­сте сем оби­тель с ка­мен­ны­ми церк­ва­ми. Ду­хи нечи­стые воз­двиг­ли мно­же­ство ис­ку­ше­ний пре­по­доб­но­му, окру­жая его це­лы­ми пол­чи­ща­ми, и страш­ны­ми угро­за­ми за­став­ля­ли от­сту­пить­ся от ме­ста. Доб­рый же во­ин Хри­стов крест­ным зна­ме­ни­ем рас­се­и­вал все тьмы. Явил­ся то­гда Алек­сан­дру Ан­гел Гос­по­день в глу­бине пу­сты­ни и оси­ял небес­ным све­том, укреп­ляя его дух, чтобы ис­пол­нил он по­ве­лен­ное и по­стро­ил цер­ковь во имя Свя­той Тро­и­цы. Про­жив 25 лет в свир­ской пу­сты­ни, Алек­сандр был уте­шен бо­же­ствен­ным яв­ле­ни­ем та­кой си­лы, что нель­зя бы­ло срав­нить его ни с ка­ки­ми дру­ги­ми вос­хи­ще­ни­я­ми его ду­ха: для него по­вто­ри­лось ви­де­ние, быв­шее неко­гда Ав­ра­аму: свет­лые Ан­ге­лы с по­со­ха­ми в ру­ках изо­бра­жа­ли со­бой Свя­тую Тро­и­цу, и го­лос небес­ный ска­зал ему: «...Дух Свя­тый бла­го­во­лил из­брать те­бя жи­ли­щем ра­ди сер­деч­ной тво­ей чи­сто­ты... ты же со­ору­ди здесь храм Свя­той Тро­и­цы и со­бе­ри бра­тию, да спа­сешь ду­ши их...» Ко­гда же пре­по­доб­ный стал по­мыш­лять, где за­ло­жить храм, явил­ся Ан­гел с про­стер­ты­ми кры­ла­ми, в ку­ко­ле и ино­че­ской ман­тии и ука­зал ме­сто для хра­ма.

Алек­сандр на­чал за­бо­тить­ся о со­ору­же­нии церк­ви, а чис­ло бра­тии меж­ду тем воз­рас­та­ло. Уче­ни­ки умо­ля­ли сво­е­го на­став­ни­ка при­нять сан свя­щен­ства, но сми­рен­ный Алек­сандр укло­нял­ся, по­ка не при­ну­дил его к это­му Нов­го­род­ский ар­хи­епи­скоп Се­ра­пи­он. Ко­гда бы­ла по­стро­е­на де­ре­вян­ная цер­ковь и по­лу­че­на необ­хо­ди­мая утварь, бла­жен­ный Алек­сандр при­сту­пил к свя­щен­но­слу­же­нию, но в то же вре­мя он не остав­лял и чер­ную ра­бо­ту, по­да­вая бра­тии при­мер сми­ре­ния и тру­до­лю­бия. Ни­ко­го не об­ли­чал он су­ро­вым сло­вом, но в ду­хе про­зор­ли­во­сти прит­ча­ми по­учал со­гре­ша­ю­щих. Осо­бо стро­го на­блю­дал он за со­блю­де­ни­ем все­го мо­на­стыр­ско­го уста­ва. Не пре­ры­вал игу­мен бла­го­устра­и­вать оби­тель: по­стро­ил с бра­ти­ей мель­ни­цу и ка­мен­ную цер­ковь вме­сто де­ре­вян­ной. По прось­бе пре­по­доб­но­го ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ива­но­вич при­слал ис­кус­ных ка­мен­щи­ков и обиль­ную ми­ло­сты­ню, так что Алек­сандр мог воз­двиг­нуть цер­ковь там, где ука­зал Ан­гел.

Мно­го лю­дей при­те­ка­ло к нему за ду­хов­ным со­ве­том, и в об­ще­нии яв­лял он необы­чай­ную про­зор­ли­вость: от неко­е­го Гри­го­рия не при­нял да­ры, об­ли­чив его в оскорб­ле­нии ма­те­ри; бо­га­то­му по­се­ля­ни­ну Си­мео­ну дал важ­ный со­вет, не по­сле­до­вав ему, тот скон­чал­ся в опре­де­лен­ный день; бо­яри­на Ти­мо­фея Ап­реле­ва на­став­лял, ра­ди рож­де­ния сы­на, под­ра­жать стран­но­при­им­ству Ав­ра­ама и Сар­ры, и через год Ти­мо­фей по­лу­чил про­си­мое. Для сво­их ду­хов­ных чад бла­жен­ный Алек­сандр был ис­тин­ным це­ли­те­лем душ и вра­че­ва­те­лем неду­гов. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го ры­бак умно­жал свой улов. а ку­пец – свое име­ние.

В по­след­ние го­ды жиз­ни преп. Алек­сандр со­ору­дил еще од­ну ка­мен­ную цер­ковь во имя По­кро­ва Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы, опять же не без цар­ско­го уча­стия и по­мо­щи Небес­ной. А вско­ре удо­сто­ил­ся Бо­же­ствен­но­го яв­ле­ния: про­чи­тав в ке­лье ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри, он ска­зал уче­ни­ку Афа­на­сию: «Трез­вись и бодр­ствуй, ибо бу­дет нам чуд­ное по­се­ще­ние». Вне­зап­но ве­ли­кий свет оси­ял весь мо­на­стырь, и ста­рец уви­дел над ал­та­рем ос­но­ван­ной им церк­ви Ма­терь Бо­жию, как бы си­дя­щую на пре­сто­ле с Мла­ден­цем в ру­ках, в пред­сто­я­нии Ан­гель­ских ли­ков. Пал пред Нею ниц пре­по­доб­ный и услы­шал уте­ши­тель­ное обе­ща­ние, что не оску­де­ет по­кров Ее над со­здан­ной оби­те­лью и по­сле его пре­став­ле­ния. Уче­ник Афа­на­сий ле­жал при этом как мерт­вый от чуд­но­го ви­де­ния.

В глу­бо­кой ста­ро­сти, ко­гда уже при­бли­зил­ся Алек­сандр ко Гос­по­ду по ду­хов­ной лест­ни­це сво­их доб­ро­де­те­лей, пре­по­доб­ный со­брал бра­тию, по­ру­чил их пред­ста­тель­ству Бо­жи­ей Ма­те­ри и на­зна­чил че­ты­рех иеро­мо­на­хов, чтобы свя­ти­тель Ма­ка­рий вы­брал из них игу­ме­на. До са­мой ми­ну­ты сво­е­го от­ше­ствия он непре­стан­но по­учал бра­тию хра­нить сми­рен­но­муд­рие и ни­ще­лю­бие.

По­греб­ли его близ церк­ви Пре­об­ра­же­ния, неда­ле­ко от оби­те­ли, в об­щей брат­ской усы­паль­ни­це. Про­изо­шло это 30 ав­гу­ста (12 сен­тяб­ря н. ст.) 1533 го­да, а 17/30 ап­ре­ля 1641 го­да мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми. По­все­мест­ное празд­но­ва­ние па­мя­ти преп. Алек­сандра бы­ло уста­нов­ле­но уже в 1547г. на день кон­чи­ны. Мест­но па­мять его празд­ну­ет­ся и в день от­кры­тия мо­щей, и в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы, в вос­по­ми­на­ние «Три­сол­неч­но­го си­я­ния» – Свя­той Тро­и­цы.

См.: "Па­мять пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Алек­сандра Свир­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: Александро-Свирский мужской монастырь в Азбуке паломника.

 

 

 

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 441 раз

Календарь


« Ноябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

За рубежом

Аналитика

Политика