31 Августа 2020, 15:38

Иконы Божией Матери Всецарица (Пантанасса). Мчч. Флора и Лавра (II)

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мая «Все­ца­ри­ца» (по-гре­че­ски – «Пан­та­насса») на­хо­дит­ся на Свя­той Го­ре Афон в Гре­ции в со­бор­ном хра­ме Ва­то­пед­ской оби­те­ли, сле­ва от цар­ских врат. Эта ико­на, неболь­шая по раз­ме­рам, на­пи­са­на в XVII ве­ке, и была благословением афонского старца Иосифа Исихаста своим ученикам, а в Ватопед она принесена Иосифом Спилеотом (Пещерником) Ватопедским

29 Августа 2020, 14:00

Перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа (944). Иконы Божией Матери Феодоровская (1239)

Перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворного Образа Господа нашего Иисуса Христа было в 944 г. Предание свидетельствует, что во времена проповеди Спасителя в сирийском городе Едессе правил Авгарь. Он был поражен по всему телу проказой. Слух о великих чудесах, творимых Господом, распространился по Сирии (Мф.4:24) и дошел до Авгаря. Не видя Спасителя, Авгарь уверовал в Него как в Сына Божия и написал письмо с просьбой прийти и исцелить его. С этим письмом он послал в Палестину своего живописца Ананию, поручив ему написать изображение Божественного Учителя. Анания пришел в Иерусалим и увидел Господа, окруженного народом. Он не мог подойти к Нему из-за большого стечения людей, слушавших проповедь Спасителя. Тогда он стал на высоком камне и попытался издали написать образ Господа Иисуса Христа, но это ему никак не удавалось. Спаситель Сам подозвал его, назвал по имени и передал для Авгаря краткое письмо, в котором, ублажив веру правителя, обещал прислать Своего ученика для исцеления от проказы и наставления ко спасению. Потом Господь попросил принести воду и убрус (холст, полотенце). Он умыл лицо, отер его убрусом, и на нем отпечатлелся Его Божественный Лик. Убрус и письмо Спасителя Анания принес в Едессу. С благоговением принял Авгарь святыню и получил исцеление; лишь малая часть следов страшной болезни оставалась на его лице до прихода обещанного Господом ученика. Им был апостол от 70-ти святой Фаддей (память 21 августа), который проповедал Евангелие и крестил уверовавшего Авгаря и всех жителей Едессы. Написав на Нерукотворном Образе слова «Христе Боже, всякий, уповая на Тебя, не постыдится», Авгарь украсил его и установил в нише над городскими воротами. Много лет жители хранили благочестивый обычай поклоняться Нерукотворному Образу, когда проходили через ворота. Но один из правнуков Авгаря, правивший Едессой, впал в идолопоклонство. Он решил снять Образ с городской стены. Господь повелел в видении Едесскому епископу скрыть Его изображение. Епископ, придя ночью со своим клиром, зажег перед ним лампаду и заложил глиняной доской и кирпичами. Прошло много лет, и жители забыли о святыне. Но вот, когда в 545 г. персидский царь Хозрой I осадил Едессу и положение города казалось безнадежным, епископу Евлавию явилась Пресвятая Богородица и повелела достать из замурованной ниши Образ, который спасет город от неприятеля. Разобрав нишу, епископ обрел Нерукотворный Образ: перед ним горела лампада, а на глиняной доске, закрывавшей нишу, было подобное же изображение. После совершения крестного хода с Нерукотворным Образом по стенам города персидское войско отступило. В 630 году Едессой овладели арабы, но они не препятствовали поклонению Нерукотворному Образу, слава о котором распространилась по всему Востоку. В 944 году император Константин Багрянородный (912–959) пожелал перенести Образ в тогдашнюю столицу Православия и выкупил его у эмира – правителя города. С великими почестями Нерукотворный Образ Спасителя и то письмо, которое Он написал Авгарю, были перенесены духовенством в Константинополь. 16 августа Образ Спасителя был поставлен в Фаросской церкви Пресвятой Богородицы. О последующей судьбе Нерукотворного Образа существует несколько преданий. По одному – его похитили крестоносцы во времена их владычества в Константинополе (1204–1261), но корабль, на который была взята святыня, потонул в Мраморном море. По другим преданиям, Нерукотворный Образ был передан около 1362 года в Геную, где хранится в монастыре в честь апостола Варфоломея. Известно, что Нерукотворный Образ неоднократно давал с себя точные отпечатки. Один из них, т. н. «на керамии», отпечатался, когда Анания прятал образ у стены по пути в Едессу; другой, отпечатавшись на плаще, попал в Грузию. Возможно, что разность преданий о первоначальном Нерукотворном Образе основывается на существовании нескольких точных отпечатков

23 Августа 2020, 17:34

Второе обретение и перенесение мощей прп. Саввы, игумена Сторожевского, Звенигородского чудотворца (1998). Собор Валаамских святых (переходящее празднование в 1-е воскресенье после 19 августа). Собор новомучеников и исповедников Соловецких

Пре­по­доб­ный Сав­ва Сто­ро­жев­ский, Зве­ни­го­род­ский чу­до­тво­рец, очень мо­ло­дым при­шел в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го († 1392, па­мять 5 июля и 25 сен­тяб­ря) и при­нял от него по­стриг в мо­на­ше­ство. Он был од­ним из пер­вых уче­ни­ков и спо­движ­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия. Под ру­ко­вод­ством это­го на­став­ни­ка пре­по­доб­ный Сав­ва на­учил­ся по­слу­ша­нию, сми­ре­нию, хра­не­нию по­мыс­лов, воз­дер­жа­нию и це­ло­муд­рию. Пре­по­доб­ный лю­бил без­мол­вие, по­это­му из­бе­гал бе­сед с людь­ми. Он ни­ко­гда не был празд­ным; ча­сто пла­кал о ни­ще­те сво­ей ду­ши. Свя­той пи­тал­ся толь­ко рас­ти­тель­ной пи­щей, но­сил гру­бую одеж­ду, спал на по­лу. По­движ­ни­че­ская жизнь пре­по­доб­но­го Сав­вы снис­ка­ла ему все­об­щую лю­бовь; он был по­став­лен во пре­сви­те­ра и на­зна­чен пре­по­доб­ным Сер­ги­ем ду­хов­ни­ком бра­тии. На­став­ле­ния пре­по­доб­но­го Сав­вы бы­ли на­столь­ко на­зи­да­тель­ны, что не толь­ко ино­ки, но и ми­ряне от­кры­ва­ли ему свои ду­ши.

По бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Сер­гия инок Сав­ва стал игу­ме­ном оби­те­ли Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ее устро­ил на ре­ке Ду­бен­ке ве­ли­кий князь Мос­ков­ский бла­го­вер­ный Ди­мит­рий Дон­ской в бла­го­дар­ность за по­бе­ду над Ма­ма­ем. В 1392 го­ду, ко­гда пре­ем­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия – игу­мен Ни­кон – оста­вил управ­ле­ние мо­на­сты­рем и за­тво­рил­ся в сво­ей кел­лии, бра­тия Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря умо­ли­ли пре­по­доб­но­го Сав­ву вер­нуть­ся в их оби­тель и при­нять игу­мен­ский жезл. В те­че­ние ше­сти лет пре­по­доб­ный Сав­ва, при­бе­гая к мо­лит­вен­ной по­мо­щи пре­по­доб­но­го Сер­гия, пас по­ру­чен­ное ему ста­до. По при­ме­ру пре­по­доб­но­го Сер­гия свя­той Сав­ва во вре­мя игу­мен­ства мо­лит­вою из­вел ис­точ­ник во­ды за се­вер­ной сте­ной мо­на­сты­ря.

Князь Юрий Ди­мит­ри­е­вич Зве­ни­го­род­ский, крест­ный сын пре­по­доб­но­го Сер­гия, из­брал пре­по­доб­но­го Сав­ву сво­им ду­хов­ни­ком. По его прось­бе пре­по­доб­ный ос­но­вал близ Зве­ни­го­ро­да но­вую оби­тель. Но, стре­мясь к уеди­не­нию, пре­по­доб­ный Сав­ва ушел на пу­стын­ное ме­сто – го­ру Сто­ро­жев­скую. Там он по­стро­ил де­ре­вян­ный храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и ма­лую кел­лию для се­бя. Слу­хи о ино­че­ских по­дви­гах при­влек­ли к нему мно­гих ис­кав­ших уеди­не­ния и без­молв­ной жиз­ни. В 1399 го­ду пре­по­доб­ный ос­но­вал на Сто­ро­жев­ской го­ре мо­на­стырь и с оте­че­ской лю­бо­вью при­ни­мал всех ищу­щих спа­се­ния, на­учал их ино­че­ско­му по­слу­ша­нию и сми­ре­нию. Пре­по­доб­ный Сав­ва, несмот­ря на пре­клон­ные го­ды, мно­го по­тру­дил­ся при устрой­стве оби­те­ли. По­да­вая при­мер ино­кам, он вы­пол­нял все необ­хо­ди­мые ра­бо­ты, предо­сте­ре­гая всех от празд­но­сти. Пре­по­доб­ный вы­ко­пал се­бе пе­ще­ру в вер­сте от мо­на­сты­ря, в ко­то­рой по­дол­гу со сле­за­ми мо­лил­ся и пре­да­вал­ся Бо­го­мыс­лию.

За вы­со­кую доб­ро­де­тель­ную жизнь Гос­по­ду угод­но бы­ло про­сла­вить пре­по­доб­но­го да­ром про­зор­ли­во­сти. Пе­ред по­хо­дом кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча на вой­ну свя­той ста­рец, по­мо­лив­шись, бла­го­сло­вил его и пред­ска­зал ему по­бе­ду и бла­го­по­луч­ное воз­вра­ще­ние.

Скон­чал­ся свя­той в глу­бо­кой ста­ро­сти 3 де­каб­ря 1406 го­да. В гра­мо­те 1539 го­да пре­по­доб­ный Сав­ва на­зы­ва­ет­ся чу­до­твор­цем. В се­ре­дине XVI в. бы­ло со­став­ле­но опи­са­ние чу­дес. От мо­щей пре­по­доб­но­го ис­це­ля­лись боль­ные и из­го­ня­лись бе­сы из одер­жи­мых. Несколь­ко раз пре­по­доб­ный Сав­ва Сто­ро­жев­ский яв­лял­ся на­сель­ни­кам оби­те­ли, мо­лит­вен­но об­ра­щав­шим­ся к нему за по­мо­щью.

Од­на­жды пре­по­доб­ный Сав­ва явил­ся во сне игу­ме­ну Сто­ро­жев­ской оби­те­ли Ди­о­ни­сию, ко­то­рый был ико­но­пис­цем. По­сле это­го ви­де­ния игу­мен Ди­о­ни­сий на­пи­сал первую ико­ну свя­то­го Сав­вы.

Празд­но­ва­ние пре­по­доб­но­му Сав­ве бы­ло уста­нов­ле­но в 1547 го­ду на Мос­ков­ском Со­бо­ре и со­вер­ша­ет­ся 3 де­каб­ря. Нетлен­ные мо­щи его об­ре­те­ны 19 ян­ва­ря 1652 го­да.

Пол­ное жи­тие преподобного Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го, Звенигородского

Прп. Сав­ва Зве­ни­го­род­ский был од­ним из уче­ни­ков прп. Сер­гия, Ра­до­неж­ско­го чу­до­твор­ца. От юно­сти воз­лю­бив чи­стое и це­ло­муд­рен­ное жи­тие и от­верг­ши су­ет­ные пре­ле­сти ми­ра, Сав­ва при­шел в пу­сты­ню к прп. Сер­гию и при­нял от него ино­че­ский по­стриг. Ру­ко­во­ди­мый сво­им бо­го­нос­ным на­став­ни­ком, он пре­бы­вал в со­вер­шен­ном по­слу­ша­нии ему, на­вы­кая в Тро­иц­кой оби­те­ли по­ряд­кам ино­че­ско­го жи­тия. Жизнь свою прп. Сав­ва про­во­дил в стро­гом воз­дер­жа­нии и непре­стан­ном бде­нии, за­бо­тясь о со­блю­де­нии чи­сто­ты ду­шев­ной и те­лес­ной, ко­то­рая есть укра­ше­ние ино­че­ско­го жи­тия. Преж­де всех при­хо­дил пре­по­доб­ный в цер­ковь на Бо­же­ствен­ную служ­бу и по­сле всех вы­хо­дил из нее. Со стра­хом Бо­жи­им сто­ял он в хра­ме на мо­лит­ве, в уми­ле­нии не мог удер­жи­вать­ся от силь­но­го пла­ча и ры­да­ния, так что удив­лял всех ино­ков оби­те­ли. Непрес­тан­но упраж­нял­ся он в цер­ков­ном пе­нии и чте­нии, а в сво­бод­ное от мо­лит­вы и цер­ков­ных служб вре­мя за­ни­мал­ся ка­ким-ли­бо ру­ко­де­ли­ем, бо­ясь празд­нос­ти – ма­те­ри по­ро­ков. По­движ­ник лю­бил без­мол­вие и из­бе­гал бе­сед с дру­ги­ми. По­это­му он ка­зал­ся всем про­сте­цом, ни­че­го не знав­шим, а на де­ле пре­вос­хо­дил муд­ро­стью сво­ей мно­гих, счи­та­ю­щих се­бя ра­зум­ны­ми. Он ис­кал не по­каз­ной че­ло­ве­че­ской муд­ро­сти, а выс­шей, ду­хов­ной, в ко­то­рой и пре­успе­вал. Прп. Сер­гий луч­ше дру­гих ви­дел успе­хи прп. Сав­вы в ду­хов­ной жиз­ни и по­ста­вил его ду­хов­ни­ком всей бра­тии мо­на­сты­ря.

В те вре­ме­на бла­го­вер­ный князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий Иоан­но­вич одер­жал по­бе­ду над невер­ным ха­ном та­тар­ским Ма­ма­ем и его пол­чи­ща­ми. Воз­вра­тив­шись с ра­до­стью в Моск­ву, ве­ли­кий князь немед­лен­но при­шел к пре­по­доб­но­му Сер­гию в оби­тель – по­мо­лить­ся и при­нять от него бла­го­сло­ве­ние. При этом князь об­ра­тил­ся к свя­то­му стар­цу с та­ки­ми сло­ва­ми: «Свят­че Бо­жий! Ко­гда я хо­тел вы­сту­пить про­тив невер­ных ма­го­ме­тан, то обе­щал­ся по­стро­ить мо­на­стырь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и устро­ить в нем об­ще­жи­тие. И вот те­перь, чест­ный от­че, с по­мо­щью Все­силь­но­го Бо­га и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и тво­и­ми мо­лит­ва­ми, же­ла­ние на­ше ис­пол­ни­лось, су­по­ста­ты на­ши по­беж­де­ны. По­се­му мо­лю твое пре­по­до­бие: вся­че­ски по­ста­рай­ся, Гос­по­да ра­ди, чтобы обет наш был вско­ре ис­пол­нен».

Князь от­пра­вил­ся в Моск­ву, а прп. Сер­гий с усер­ди­ем стал ис­пол­нять его прось­бу. Он обо­шел мно­го пу­стын­ных мест, изыс­ки­вая, где бы удоб­нее устро­ить мо­на­стырь. При­шед­ши на ре­ку, на­зы­ва­е­мую Ду­бен­кой, он на­шел там ме­сто, ко­то­рое ему весь­ма по­нра­ви­лось. Там Ппрп. Сер­гий и со­здал цер­ковь, а при ней мо­на­стырь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го Ее Успе­ния. Вско­ре при­шли сю­да неко­то­рые из бра­тии. Пре­по­доб­ный с ра­до­стью при­нял их и за­тем учре­дил здесь об­ще­жи­тие. На­сто­я­те­лем се­го мо­на­сты­ря прп. Сер­гий вы­брал из уче­ни­ков сво­их бла­жен­но­го Сав­ву, счи­тая его вполне спо­соб­ным к са­мо­сто­я­тель­но­му ру­ко­вод­ству бра­ти­ей. По­мо­лив­шись о нем, ве­ли­кий по­движ­ник бла­го­сло­вил его и ска­зал: «Бог да по­мо­жет те­бе, ча­до, да по­даст те­бе усер­дие и си­лу и да ру­ко­во­дит то­бою на все бла­гое и по­лез­ное».

При­няв бла­го­сло­ве­ние от свя­то­го стар­ца, прп. Сав­ва на­чал управ­лять Ду­бен­ским мо­на­сты­рем. Жи­тие он про­во­дил здесь чи­стое, рав­но­ан­гель­ное; удру­чал се­бя по­стом и бде­ни­ем, пи­тал­ся лишь пу­стын­ны­ми рас­те­ни­я­ми, от­ка­зы­ва­ясь от вся­кой сыт­ной и вкус­ной пи­щи; ни­ко­гда не но­сил мяг­ких одежд. Ча­сто про­ли­вал он сер­деч­ные сле­зы, со­кру­ша­ясь о гре­хах сво­их, и пре­да­вал­ся са­мым стро­гим мо­на­ше­ским по­дви­гам.

Меж­ду тем бра­тия оби­те­ли на­ча­ли умно­жать­ся. Пре­по­доб­ный Сав­ва с лю­бо­вью на­став­лял их и слу­жил каж­до­му со сми­ре­ни­ем и кро­то­стью. Так про­жил пре­по­доб­ный в Ду­бен­ском мо­на­сты­ре бо­лее 10 лет.

25 сен­тяб­ря 1392 го­да пре­по­доб­ный Сер­гий пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду. Го­то­вясь к ис­хо­ду из зем­ной жиз­ни, еще за пол­го­да до кон­чи­ны сво­ей он вру­чил управ­ле­ние Ве­ли­кой Лав­ры бли­жай­ше­му сво­е­му уче­ни­ку прп. Ни­ко­ну. Но Ни­кон по пре­став­ле­нии прп. Сер­гия сна­ча­ла недол­го на­сто­я­тель­ство­вал над Лав­рой; же­лая пре­бы­вать в со­вер­шен­ном без­мол­вии, он вско­ре за­тво­рил­ся в осо­бой кел­лии. Тро­иц­кие бра­тия по­сле дол­гих мо­ле­ний воз­ве­ли на игу­мен­ство прп. Сав­ву Ду­бен­ско­го. При­няв на се­бя игу­мен­ство в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре, прп. Сав­ва бла­го­успеш­но управ­лял по­ру­чен­ным ему ста­дом, вспо­мо­ще­ству­е­мый мо­лит­ва­ми ве­ли­ко­го от­ца сво­е­го ду­хов­но­го и ос­но­ва­те­ля лав­ры – прп. Сер­гия. Древ­нее пре­да­ние от­но­сит ко вре­ме­ни на­чаль­ство­ва­ния прп. Сав­вы в Лав­ре чу­дес­ное из­ве­де­ние его мо­лит­ва­ми вод­но­го ис­точ­ни­ка за сте­на­ми оби­те­ли, к се­ве­ру, в то вре­мя как мо­на­стырь нуж­дал­ся в во­де. По про­ше­ствии ше­сти лет прп. Сав­ва, ища без­мол­вия, оста­вил управ­ле­ние оби­те­лью, по­сле че­го бра­тия Сер­ги­е­вой Лав­ры вновь воз­ве­ли на игу­мен­ство прп. Ни­ко­на. Прп. Сав­ва остал­ся под­ви­зать­ся в Тро­иц­кой Лав­ре.

Вско­ре по­сле это­го в Тро­иц­кую оби­тель при­был бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий Ди­мит­ри­е­вич. Князь Ге­ор­гий был свя­зан ду­хов­ны­ми уза­ми с Тро­иц­кой оби­те­лью. Прп. Сер­гий был его крест­ным от­цом, прп. Сав­ва – от­цом ду­хов­ным. Те­перь он об­ра­тил­ся к сво­е­му от­цу ду­хов­но­му с прось­бой по­се­тить его дом и пре­по­дать бла­го­сло­ве­ние всем до­маш­ним. Упро­шен­ный кня­зем, прп. Сав­ва от­пра­вил­ся к нему, ду­мая вско­ре же воз­вра­тить­ся в Сер­ги­е­ву оби­тель. Но хри­сто­лю­би­вый князь стал неот­ступ­но про­сить пре­по­доб­но­го стар­ца, чтобы он ни­ко­гда не от­лу­чал­ся от него, но чтобы устро­ил мо­на­стырь в его вот­чине близ Зве­ни­го­ро­да и игу­мен­ство­вал в нем. Ви­дя доб­рое про­из­во­ле­ние кня­зя, прп. Сав­ва не от­ка­зал­ся ис­пол­нить его прось­бу. Он хо­тел ис­кать под­хо­дя­ще­го ме­ста для устро­е­ния мо­нас­ты­ря, но князь зве­ни­го­род­ский уже за­ра­нее об­лю­бо­вал и из­брал та­кое ме­сто на го­ре Сто­ро­жев­ской, в по­лу­то­ра вер­стах от са­мо­го Зве­ни­го­ро­да. Ме­сто это по­ка­за­лось пре­по­доб­но­му как бы небес­ным ра­ем, на­пол­нен­ным бла­го­вон­ны­ми цве­та­ми. Мо­лит­вен­но при­пав к чест­ной иконе Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рую по­движ­ник но­сил с со­бою, он со сле­за­ми воз­звал к За­ступ­ни­це: «Вла­ды­чи­це ми­ра, Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це! На Те­бя воз­ла­гаю на­деж­ду спа­се­ния мо­е­го. Не от­ри­ни ме­ня, убо­го­го ра­ба Тво­е­го, ибо Ты зна­ешь немощь ду­ши мо­ей. И ныне, Вла­ды­чи­це, при­з­ри на ме­сто сие и со­хра­ни его без­опас­ным от вра­гов. Бу­ди мне на­став­ни­цей и окор­ми­тель­ни­цей мо­ей до са­мо­го кон­ца жиз­ни мо­ей, ибо иной на­деж­ды, кро­ме Те­бя, я не имею».

Так по­мо­лив­шись и воз­ло­жив всю на­деж­ду на Бо­го­ма­терь, прп. Сав­ва по­се­лил­ся на том ме­сте. В непро­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни он по­стро­ил здесь неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го и слав­но­го Рож­де­ства Ее. Неда­ле­ко от нее он со­ору­дил се­бе ма­лень­кую кел­лей­ку. От это­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный еще боль­ше утруж­дал плоть свою пост­ни­че­ски­ми тру­да­ми и ли­ше­ни­я­ми, под­ви­за­ясь в без­мол­вии. Ско­ро слух о его свя­той жиз­ни при­вел к нему мно­гих, ис­кав­ших без­молв­но­го жи­тия, и пре­по­доб­ный всех при­ни­мал с лю­бо­вью и был для них об­раз­цом сми­ре­ния и ино­че­ских тру­дов. Ко­гда со­бра­лось до­воль­но бра­тии, прп. Сав­ва, по об­раз­цу ду­хов­но вос­пи­тав­шей его Тро­и­це-Сер­ги­е­вой оби­те­ли, устро­ил для них об­ще­жи­тие. В сво­их от­но­ше­ни­ях к бра­тии он ста­рал­ся под­ра­жать сво­е­му ве­ли­ко­му учи­те­лю прп. Сер­гию, за­ве­ты ко­то­ро­го хра­нил в серд­це сво­ем и со­блю­дал в сво­ей по­движ­ни­че­ской де­я­тель­но­сти; свои рас­по­ря­же­ния и при­ка­за­ния прп. Сав­ва под­креп­лял соб­ствен­ным при­ме­ром. Пре­да­ние со­хра­ни­ло о нем рас­сказ, что он сам на сво­их пе­ре­тру­жен­ных по­дви­га­ми и воз­рас­том пле­чах но­сил во­ду на кру­тую го­ру к мо­на­сты­рю, и все по­треб­ное для се­бя ста­рал­ся де­лать сам, чтобы на­учить бра­тию не ле­нить­ся и не гу­бить дней сво­их в празд­но­сти. Все это ра­до­ва­ло бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия; он имел к прп. Сав­ве, ду­хов­но­му от­цу сво­е­му, ве­ли­кую ве­ру и весь­ма по­чи­тал его, по­кро­ви­тель­ство­вал но­во­со­здан­ной оби­те­ли и щед­ро бла­го­тво­рил ей. Бла­го­да­тью Бо­жи­ей и мо­лит­ва­ми прп. Сав­вы мо­на­стырь Сто­ро­жев­ский рас­про­стра­нял­ся: брат­ство уве­ли­чи­ва­лось при­шель­ца­ми из со­сед­них го­ро­дов и се­ле­ний, ис­кав­ших ду­хов­ной поль­зы и ру­ко­вод­ства в доб­ро­де­те­лях. Как ча­до­лю­би­вый отец, прп. Сав­ва при­ни­мал всех с лю­бо­вью и оте­че­ски непре­стан­но вра­зум­лял их ду­ше­по­лез­ны­ми по­уче­ни­я­ми. Они же, по­беж­да­е­мые Бо­же­ствен­ной лю­бо­вью, со­блю­да­ли за­по­ве­ди сво­е­го на­став­ни­ка и при­но­си­ли ду­хов­ные пло­ды доб­ро­де­те­ли.

В 1399 го­ду князь Ге­ор­гий по по­ве­ле­нию бра­та сво­е­го, ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Ва­си­лия Ди­мит­ри­е­ви­ча, дол­жен был ид­ти вой­ною про­тив волж­ских бол­гар. Пе­ред са­мым по­хо­дом бла­го­че­сти­вый князь при­шел в Сто­ро­жев­скую оби­тель ис­про­сить бла­го­сло­ве­ния на брань у сво­е­го ду­хов­но­го от­ца. Он про­сил прп. Сав­ву по­мо­лить­ся Все­ми­ло­сти­во­му Бо­гу, да по­даст ему си­лу на су­про­тив­ных вра­гов. Свя­той по­мо­лил­ся и, взяв чест­ный крест, осе­нил им кня­зя и при этом про­ро­че­ски из­рек: «Иди, бла­го­вер­ный кня­же, и Гос­подь бу­дет с то­бою, по­мо­гая те­бе. Вра­гов сво­их ты одо­ле­ешь и бла­го­да­тью Бо­жи­ей здо­ро­вым воз­вра­тишь­ся в свое оте­че­ство».

При­няв от свя­то­го стар­ца бла­го­сло­ве­ние, князь Ге­ор­гий Ди­мит­ри­е­вич со­брал свои вой­ска и по­шел на бол­гар, по­ко­рил мно­го го­ро­дов и об­ла­стей и с ве­ли­кой сла­вой и по­бе­дой воз­вра­тил­ся в свою вот­чи­ну, как и про­ро­че­ство­вал пре­по­доб­ный ста­рец.

По воз­вра­ще­нии с по­бе­дой князь Ге­ор­гий Ди­мит­ри­е­вич по­спе­шил к пре­по­доб­но­му Сав­ве бла­го­да­рить его за бла­го­успеш­ную мо­лит­ву и по­мо­лить­ся в оби­те­ли. По­сле бла­годар­ствен­но­го мо­леб­на князь ска­зал по­движ­ни­ку: «Ве­ли­ко­го мо­лит­вен­ни­ка об­рел я в те­бе и креп­ко­го по­мощ­ни­ка в бра­нях, ибо яс­но ви­жу, что лишь тво­и­ми мо­лит­ва­ми я по­бе­дил вра­гов сво­их». Пре­по­доб­ный сми­рен­но от­ве­чал кня­зю: «Бла­гий и Ми­ло­серд­ный Бог, ви­дя твое бла­го­че­сти­вое кня­же­ние и сми­ре­ние серд­ца тво­е­го и лю­бовь, ко­то­рую ока­зы­ва­ешь ты убо­гим, да­ро­вал те­бе та­кую по­бе­ду над невер­ны­ми, ибо ни­чем нель­зя так при­бли­зить­ся к Бо­гу, как ми­ло­сер­ди­ем к ни­щим. И ес­ли до кон­ца пре­бу­дешь ми­ло­стив к ним, то мно­го доб­ро­го при­об­ре­тешь в сей жиз­ни и бу­дешь на­след­ни­ком веч­ных благ».

Князь сде­лал щед­рое по­жерт­во­ва­ние в мо­на­стырь и учре­дил тра­пе­зу бра­тии. По­сле то­го князь Ге­ор­гий стал пи­тать еще боль­шую ве­ру к прп. Сав­ве.

Вслед за тем бла­го­дар­ный и бла­го­че­сти­вый князь по­спе­шил до­ка­зать свою бла­го­дар­ность еще яс­нее, с усер­ди­ем до­став­ляя оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сав­вы раз­лич­ные по­со­бия, да­ры и вкла­ды. Вновь бы­ли устро­е­ны кел­лии для бра­тии и оби­тель об­не­се­на де­ре­вян­ной огра­дой. Но луч­шим па­мят­ни­ком тру­дов прп. Сав­вы и бла­го­тво­ри­тель­но­сти кня­зя Ге­ор­гия Ди­мит­ри­е­ви­ча оста­ет­ся су­щест­ву­ю­щий и по­ныне бла­го­леп­ный, ве­ли­че­ствен­ный, об­шир­ный ка­мен­ный храм во имя Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, по­стро­ен­ный на ме­сте преж­не­го бед­но­го, неудоб­но­го и слиш­ком ма­ло­го де­ре­вян­но­го хра­ма. При­сту­пая к его по­стро­е­нию, бла­го­че­сти­вый князь дал прп. Сав­ве мно­го зо­ло­та, сел и име­ний. Де­лал бла­го­че­сти­вый князь и дру­гие бо­га­тые при­но­ше­ния в оби­тель от­ца сво­е­го ду­хов­но­го, пе­ред свя­той, по­движ­ни­че­ской жиз­нью ко­то­ро­го бла­го­го­вел.

Меж­ду тем сми­рен­но­муд­рый ста­рец пре­успе­вал в доб­ро­де­те­лях и да­ро­ва­ни­ях ду­хов­ных. Бодр­ствуя над дру­ги­ми, он еще бо­лее, непре­стан­но и неослаб­но, бодр­ст­во­вал над со­бою. Мо­на­стырь его укра­шал­ся, и имя прп. Сав­вы про­слав­ля­лось вез­де во­круг, как и имя Сто­ро­жев­ской оби­те­ли. Со всех сто­рон сте­ка­лись к нему ино­ки, ища ру­ко­вод­ства в ду­хов­ной жиз­ни и мо­на­ше­ских по­дви­гах. Ми­ряне при­хо­ди­ли к нему, про­ся на­став­ле­ний и ру­ко­вод­ства. Опа­са­ясь и бе­гая зем­ной сла­вы, прп. Сав­ва ушел для по­дви­гов за вер­сту от мо­на­сты­ря и там, в глу­бо­ком овра­ге, под се­нью гу­сто­го ле­са, ис­ко­пал се­бе тес­ную пе­ще­ру, где в со­вер­шен­ном уеди­не­нии и без­мол­вии, в по­ка­я­нии со сле­за­ми мо­лил­ся Гос­по­ду. Мо­лит­ву и бо­го­мыс­лие пре­по­доб­ный че­ре­до­вал с ру­ко­де­ли­ем и, невзи­рая на свои пре­клон­ные ле­та, не пе­ре­ста­вал сам тру­дить­ся для оби­те­ли: сво­и­ми ру­ка­ми он вы­ко­пал ко­ло­дезь под го­рою, ко­то­рый и по­ныне до­став­ля­ет пре­крас­ную во­ду для оби­те­ли.

Так, со дня в день усо­вер­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни, прп. Сав­ва до­стиг на­ко­нец глу­бо­кой ста­ро­сти, ни­ко­гда не из­ме­нив сво­е­го устав­но­го пра­ви­ла и от­верг­шись од­на­жды ми­ра, о мир­ском и су­ет­ном уже бо­лее не за­бо­тил­ся; ни­ко­гда он не оде­вал­ся в мяг­кие одеж­ды и не ис­кал те­лес­но­го по­коя, пред­по­чи­тая тес­ный и при­скорб­ный путь про­стран­но­му. Ни­ще­ту воз­лю­бил он па­че бо­гат­ства, бес­сла­вие – па­че зем­ной сла­вы и тер­пе­ние скор­бей – па­че су­ет­ной ра­до­сти. На­ко­нец, пре­по­доб­ный впал в пред­смерт­ную бо­лезнь. По­чув­ство­вав при­бли­же­ние кон­чи­ны, ста­рец при­звал к сво­е­му смерт­но­му ло­жу бра­тию, по­учал их до­воль­но от Бо­же­ствен­ных Пи­са­ний, убеж­дал блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную, иметь бра­то­лю­бие, укра­шать­ся сми­ре­ни­ем и под­ви­зать­ся в по­сте и мо­лит­ве и при этом на­зна­чил пре­ем­ни­ком се­бе, игу­ме­ном оби­те­ли, од­но­го из сво­их уче­ни­ков име­нем Сав­ву. По­сле это­го, пре­по­дав всем мир и це­ло­ва­ние, пре­по­доб­ный скон­чал­ся 3 де­каб­ря 1407 го­да.

Мно­го слез про­ли­ли бра­тия Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря, ли­шив­шись сво­е­го «корм­ни­ка и учи­те­ля». Весть о бла­жен­ной кон­чине прп. Сав­вы быст­ро рас­про­стра­ни­лась по окрест­но­стям и при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство бла­го­го­вей­ных по­чи­та­те­лей его из ино­че­ству­ю­щих и ми­рян. На по­гре­бе­ние со­бра­лись кня­зья, бо­яре и жи­те­ли зве­ни­го­род­ские. Скорбь бы­ла все­об­щая; все шли на по­гре­бе­ние, как бы на по­гре­бе­ние сво­е­го от­ца. Мно­гие при­но­си­ли сво­их недуж­ных ко гро­бу пре­по­доб­но­го. Те­ло прп. Сав­вы бы­ло пре­да­но в зем­ле в церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, при нем по­стро­ен­ной, на пра­вой сто­роне.

Спу­стя мно­го лет по пре­став­ле­нии прп. Сав­вы игу­мен оби­те­ли Зве­ни­го­род­ской, по име­ни Ди­о­ни­сий, окон­чив свое обыч­ное мо­лит­вен­ное пра­ви­ло, при­лег от­дох­нуть. И вот в тон­ком сне он ви­дит бла­го­об­раз­но­го, укра­шен­но­го се­ди­на­ми стар­ца-ино­ка, ко­то­рый ска­зал: «Ди­о­ни­сий! Встань ско­рее и на­пи­ши лик мой на иконе». «Кто ты, гос­по­дине, – во­про­сил в недо­уме­нии Ди­о­ни­сий, – и как твое имя?» «Я Сав­ва – на­чаль­ник оби­те­ли сей», – от­ве­чал бла­го­леп­ный ста­рец.

То­гда игу­мен про­бу­дил­ся от сна и, по­ра­жен­ный ви­де­ни­ем, при­звал од­но­го из уче­ни­ков прп. Сав­вы, стар­ца Ав­ва­ку­ма, ви­дев­ше­го в мо­ло­дых го­дах пре­по­доб­но­го жи­вым, и спра­ши­вал его о бла­жен­ном Сав­ве, ка­ков он был по ви­ду. Ав­ва­кум опи­сал на­руж­ность пре­по­доб­но­го и его воз­раст. Ди­о­ни­сий от­сю­да убе­дил­ся, что ему явил­ся сам прп. Сав­ва и по­ве­лел изо­бра­зить се­бя на иконе. А так как Ди­о­ни­сий сам был ис­кус­ный ико­но­пи­сец и муж бла­го­че­сти­вый, то он с усер­ди­ем на­пи­сал ико­ну прп. Сав­вы. С тех пор при гро­бе свя­то­го на­ча­ли со­вер­шать­ся чу­де­са.

Бра­тия Сав­ви­ной оби­те­ли воз­роп­та­ли на сво­е­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия и без­рас­суд­но при­нес­ли на него лож­ные жа­ло­бы ве­ли­ко­му кня­зю Иоан­ну Ва­си­лье­ви­чу (1462–1505). Тот по­ве­рил до­но­су и по­ве­лел игу­ме­ну немед­лен­но явить­ся к се­бе. Игу­мен впал в глу­бо­кую скорбь. И вот во сне он ви­дит бла­жен­но­го Сав­ву, ко­то­рый, обод­ряя его, го­во­рил: «Что скор­бишь, брат мой? Иди к кня­зю и го­во­ри сме­ло, ни­че­го не бо­ясь, Гос­подь бу­дет те­бе по­мощ­ни­ком».

Вос­пря­нув от сна, Ди­о­ни­сий всю ночь со сле­за­ми мо­лил­ся Бо­гу. В ту же ночь неко­то­рые из роп­щу­щих ви­де­ли во сне бла­го­леп­но­го стар­ца, ко­то­рый го­во­рил им: «На то ли вы оста­ви­ли мир, чтобы с ро­по­том со­вер­шать по­двиг ино­че­ства? Вы роп­ще­те, а игу­мен со сле­за­ми мо­лит­ся о вас и бодр­ству­ет. Что же одо­ле­ет: ваш ро­пот или его мо­лит­ва? Знай­те, что в серд­цах ро­пот­ли­вых не по­чи­ет сми­ре­ние и Бог не оправ­да­ет их».

Бра­тия, проснув­шись, пе­ре­ска­за­ли свой сон про­чим. Ко­гда же они яви­лись к ве­ли­ко­му кня­зю, то ни­че­го не мог­ли ска­зать про­тив игу­ме­на, ко­то­ро­го ра­нее окле­ве­та­ли, и оста­лись в ве­ли­ком сты­де, а Ди­о­ни­сий с че­стью воз­вра­тил­ся в свой мо­на­стырь мо­лит­ва­ми прп. Сав­вы.

Один из ино­ков Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря дол­го стра­дал гла­за­ми, так что со­всем ни­че­го не мог ви­деть. Од­на­жды он при­шел ко гро­бу прп. Сав­вы, со сле­за­ми мо­лил­ся и отер гла­за свои по­кры­ва­лом, ле­жав­шим на гро­бе свя­то­го. Дру­гой мо­нах, смот­ря на это, стал из­де­вать­ся над боль­ным и с дерз­кой на­смеш­кой про­из­нес: «Ис­це­ле­ния-то не по­лу­чишь ты, а толь­ко пес­ком гла­за свои еще боль­ше за­по­ро­шишь».

И вот при­кос­нув­ший­ся с ве­рой к гро­бу пре­по­доб­но­го по­лу­чил ско­рое ис­це­ле­ние, а на­сме­хав­ший­ся над ним был вне­зап­но по­ра­жен сле­по­тою, при­чем услы­хал го­лос, го­во­ря­щий ему: «Ты об­рел, че­го ис­кал. Пусть через те­бя и дру­гие вра­зу­мят­ся не сме­ять­ся и не ху­лить чу­дес, бы­ва­ю­щих от угод­ни­ка Бо­жия».

То­гда ослеп­ший, при­шед­ши в се­бя, со стра­хом и сле­за­ми по­ка­я­ния пал у гро­ба прп. Сав­вы, умо­ляя о про­ще­нии. Пре­по­доб­ный же, щед­рый в ми­ло­стях, по­дал ис­це­ле­ние и со­гре­шив­ше­му.

Один ми­ря­нин, бла­го­го­вей­ный по­чи­та­тель прп. Сав­вы, глу­бо­ко ве­ро­вав­ший в его мо­лит­вен­ную по­мощь и пред­ста­тель­ство пред Бо­гом, по­сле усерд­ных мо­литв до трех раз был ис­це­ля­ем у гро­ба пре­по­доб­но­го от тяж­ко­го неду­га. Но лишь толь­ко воз­вра­щал­ся он до­мой, каж­дый раз воз­вра­ща­лась к нему в боль­шей сте­пе­ни его бо­лезнь. Бла­го­че­сти­вый ми­ря­нин ура­зу­мел в этом судь­бы Бо­жии о се­бе, по­нял, что пре­по­доб­ный при­зы­ва­ет его в свою оби­тель, и по­то­му по­сле тре­тье­го сво­е­го ис­це­ле­ния он уже не воз­вра­тил­ся до­мой, а остал­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го и при­нял ино­че­ство. Осталь­ные го­ды сво­ей жиз­ни он про­вел в по­ка­я­нии, со сми­ре­ни­ем слу­жа бра­тии. Бо­лезнь же его бо­лее к нему не воз­вра­ща­лась.

Но­чью в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го про­кра­лись во­ры в на­ме­ре­нии обо­красть цер­ковь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы; но ко­гда они по­до­шли к ок­ну, на­хо­див­ше­му­ся над гро­бом пре­по­доб­но­го, то им пред­ста­ви­лась вы­со­кая го­ра, на ко­то­рую им ни­как невоз­мож­но бы­ло взой­ти. То­гда на та­тей на­пал страх, и они ушли ни с чем. Впо­след­ствии они ис­по­ве­да­ли свой грех и осталь­ное вре­мя жиз­ни про­ве­ли в по­ка­я­нии.

При­был од­на­жды в оби­тель Сав­ви­ну бо­яр­ский сын Иоанн Рти­щев. Он при­нес на од­ре боль­но­го сы­на сво­е­го Ге­ор­гия, ко­то­рый не мог да­же вы­мол­вить ни сло­ва. От­слу­жи­ли о нем мо­ле­бен, по­сле че­го вли­ли в уста его немно­го мо­нас­тыр­ско­го ква­са. И со­вер­ши­лось чу­до: боль­ной тот­час за­го­во­рил, ис­це­лил­ся от неду­га и вку­сил мо­на­стыр­ско­го хле­ба. Ви­дя ми­ло­сер­дие Бо­жие и ско­рое ис­це­ле­ние сы­на, Иоанн Рти­щев со сле­за­ми ра­до­сти бла­го­да­рил угод­ни­ка Бо­жия и взы­вал к нему, как к жи­во­му: «Вот я, свят­че Бо­жий, имею в до­му мо­ем ра­бов и ра­бынь, одер­жи­мых раз­лич­ны­ми неду­га­ми; всей ду­шой ве­рую я, пре­по­доб­ный от­че, что, ес­ли вос­хо­щешь, мо­жешь и тех ис­це­лить».

Воз­вра­ща­ясь до­мой с вы­здо­ро­вев­шим сы­ном, Рти­щев ис­про­сил у игу­ме­на освя­щен­но­го мо­на­стыр­ско­го ква­са. По при­бы­тии в свой дом он при­ка­зал при­ве­сти к се­бе слу­жан­ку свою Ири­ну, глухую и сле­пую, при­ка­зал влить ей в уши ква­са, взя­то­го из Сав­ви­ной оби­те­ли, по­ма­зать им и гла­за ее. И мо­лит­ва­ми прп. Сав­вы немед­лен­но раз­ре­шил­ся ее слух и про­зре­ли гла­за, так что все ди­ви­лись ве­ли­чию Бо­жию и сла­ви­ли Бо­га и Его угод­ни­ка. По­том Рти­щев по­звал сво­е­го слу­гу Ар­те­мия, ко­то­рый семь лет был одер­жим глу­хо­той, и влил ему в уши ква­са, как бы в бла­го­сло­ве­ние от прп. Сав­вы, и тот ис­це­лил­ся. При­нес­ли, на­ко­нец, сле­пую де­ви­цу Ки­ли­кию, по­ли­ли тем ква­сом гла­за ее и она про­зре­ла. Спу­стя неко­то­рое вре­мя и сам Рти­щев ис­це­лил­ся от бо­лез­ни тем же бла­го­сло­вен­ным ква­сом. Но, ко­неч­но, не квас про­из­во­дил все эти чу­де­са, а бла­го­сло­ве­ние и мо­лит­вы прп. Сав­вы и усерд­ная ве­ра сы­на бо­яр­ско­го Иоан­на Рти­ще­ва.

Игу­мен Сав­ви­но­го мо­на­сты­ря Ми­са­ил впал в тяж­кую бо­лезнь, так что по­те­рял на­деж­ду на вы­здо­ров­ле­ние и был при смер­ти. В это вре­мя мо­на­стыр­ский по­но­марь Гу­рий, идя бла­го­ве­стить к утрене, близ цер­ков­ных две­рей встре­тил бла­го­леп­но­го стар­ца, ко­то­рый во­про­сил его: «Как здрав­ству­ет игу­мен ваш?» Гу­рий рас­ска­зал ему о бо­лез­ни сво­е­го на­сто­я­те­ля. Ста­рец же, вы­слу­шав, ска­зал ему: «Иди и ска­жи игу­ме­ну, да при­зо­вет в по­мощь Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и на­чаль­ни­ка ме­ста се­го стар­ца Сав­ву – и по­лу­чит здра­вие. Мне же ото­при две­ри цер­ков­ные, чтобы вой­ти в цер­ковь». Гу­рий усо­мнил­ся и не хо­тел от­пи­рать две­рей, по­то­му что не знал явив­ше­го­ся стар­ца, и спро­сил его: «Кто ты, гос­по­дине, и как твое имя?» Но явив­ший­ся ста­рец ни­че­го не от­ве­чал, толь­ко по­шел к две­рям хра­ма – те са­ми со­бою от­во­ри­лись, и он во­шел в храм. Гу­рий в ве­ли­ком стра­хе по­звал дру­го­го по­но­ма­ря и на­чал упре­кать его, го­во­ря: «По­че­му не за­пер ты с ве­че­ра две­рей цер­ков­ных? Вот я ви­дел незна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый во­шел от­вер­сты­ми вра­та­ми в цер­ковь». Но тот с клят­вой уве­рял Гу­рия, что с ве­че­ра он креп­ко за­пер цер­ковь. Оба ино­ка при­шли в сму­ще­ние, за­жгли све­чи и по­шли к церк­ви, но две­ри бы­ли за­тво­ре­ны и, как ока­за­лось, на­креп­ко за­пер­ты. По окон­ча­нии утре­ни Гу­рий по­ве­дал игу­ме­ну и бра­тии обо всем ви­ден­ном и слы­шан­ном им. То­гда все ура­зу­ме­ли, что явив­ший­ся Гу­рию бла­го­леп­ный ста­рец ни кто иной, как прп. Сав­ва. Игу­мен Ми­са­ил по­ве­лел немед­лен­но же от­не­сти се­бя ко гро­бу пре­по­доб­но­го и вско­ре за тем по­лу­чил ис­це­ле­ние.

При игу­мене Афа­на­сии про­изо­шло сле­ду­ю­щее чу­до по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го. При­спе­ла па­мять прп. Сав­вы. Ке­ларь Ге­рон­тий по бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на хо­тел устро­ить на этот день для уте­ше­ния бра­тии тра­пе­зу по­вкус­нее. При­нес­ли боль­шой гли­ня­ный со­суд с мас­лом; то­гда с по­тол­ка вдруг сва­лил­ся де­ре­вян­ный брус пря­мо на со­суд и раз­бил его. В мо­на­сты­ре оста­лось очень ма­ло мас­ла, но игу­мен ска­зал ке­ла­рю: «Во всем этом, бра­те, на­до нам воз­ло­жить упо­ва­ние на Гос­по­да Бо­га и на угод­ни­ка Его – ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Сав­ву, ибо он мо­жет и ма­лое умно­жить. Ты же ве­ли по­ка го­то­вить пи­щу, и что Бог даст, то и пред­ло­жим бра­тии на тра­пе­зе».

Дей­стви­тель­но, по мо­лит­вам прп. Сав­вы мас­ла не толь­ко до­ста­ло на празд­нич­ную тра­пе­зу бра­тии, но еще и оста­лось.

Че­ство­ва­ние прп. Сав­вы при его гро­бе как угод­ни­ка Бо­жия на­ча­лось вско­ре по его пре­став­ле­нии, а при­чтен он Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых в XV или в пер­вой по­ло­вине XVI сто­ле­тия. Нетлен­ные мо­щи угод­ни­ка Бо­жия бы­ли от­кры­ты спу­стя по­чти два сто­ле­тия с по­ло­ви­ной по­сле его кон­чи­ны, в цар­ство­ва­ние бла­го­чес­ти­вей­ше­го Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, в 1652 го­ду. Об­ре­те­ние свя­тых и нетлен­ных мо­щей прп. Сав­вы бы­ло вы­зва­но мно­го­чис­лен­ны­ми див­ны­ми ис­це­ле­ни­я­ми и чу­до­тво­ре­ни­я­ми, со­вер­шив­ши­ми­ся при гро­бе и по его мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ству. Бли­жай­шим по­во­дом к об­ре­те­нию мо­щей прп. Сав­вы, по су­щест­ву­ю­щем в Сто­ро­жев­ском мо­на­сты­ре древ­не­му пре­да­нию, по­слу­жи­ло яв­ле­ние угод­ни­ка Бо­жия са­мо­му ца­рю Алек­сию. Алек­сий Ми­хай­ло­вич в од­но из сво­их по­се­ще­ний мо­на­сты­ря хо­дил на охо­ту в окрест­ные ле­са зве­ни­го­род­ские. Ко­гда сви­та его рас­се­я­лась по ле­су для отыс­ка­ния ло­го­ви­ща мед­ве­дя и он остал­ся один, из лес­ной ча­щи вне­зап­но вы­бе­жал мед­ведь и бро­сил­ся на него. Царь, ви­дя невоз­мож­ность за­щи­щать­ся, об­рек се­бя на вер­ную смерть. Вдруг око­ло него явил­ся ста­рец, и с его яв­ле­ни­ем зверь бе­жал от ца­ря. Спро­шен­ный об име­ни, ста­рец от­ве­чал, что его зо­вут Сав­вой и что он инок Сто­ро­жев­ской оби­те­ли. В это вре­мя со­бра­лись к ца­рю неко­то­рые из его сви­ты, а ста­рец по­шел к мо­на­сты­рю. Вер­нув­шись в оби­тель, Алек­сий Ми­хай­ло­вич спра­ши­вал ар­хи­манд­ри­та о мо­на­хе Сав­ве, ду­мая, что это ка­кой-ни­будь еще неиз­вест­ный ему по­движ­ник, по­се­лив­ший­ся в мо­на­сты­ре. Ар­хи­манд­рит от­ве­чал ца­рю, что в мо­на­сты­ре нет ни од­но­го мо­на­ха с име­нем Сав­вы. То­гда царь, взгля­нув на об­раз пре­по­доб­но­го, ура­зу­мел, что это он сам, ве­лел от­слу­жить мо­ле­бен и осви­де­тель­ство­вать гроб для при­го­тов­ле­ния свя­тых мо­щей прп. Сав­вы к тор­же­ствен­но­му от­кры­тию.

Мно­го и дру­гих чу­дес и яв­ле­ний угод­ни­ка Бо­жия пред­ше­ство­ва­ло от­кры­тию его мо­щей.

01 фев­ра­ля/19 ян­ва­ря – Об­ре́те­ние мо­щей

Тор­же­ствен­ное от­кры­тие мо­щей прп. Сав­вы бы­ло со­вер­ше­но 19 ян­ва­ря 1652 г. в при­сут­ствии са­мо­го го­су­да­ря Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, его су­пру­ги ца­ри­цы Ма­рии Ильи­нич­ны, Все­рос­сий­ско­го пат­ри­ар­ха Иоаса­фа, Нов­го­род­ско­го мит­ро­по­ли­та Ни­ко­на, впо­след­ствии зна­ме­ни­то­го пат­ри­ар­ха Все­рос­сий­ско­го, и бес­чис­лен­но­го мно­же­ства на­ро­да не толь­ко из Зве­ни­го­ро­да и его окрест­но­стей и все­го окру­га Мос­ков­ско­го, но и из от­да­лен­ных го­ро­дов и всей ве­ли­кой зем­ли Рус­ской. Мо­щи прп. Сав­вы об­ре­те­ны бы­ли нетлен­ны­ми по­сле 245-лет­не­го пре­бы­ва­ния в сы­рой зем­ле и по­став­ле­ны в ду­бо­вой гроб­ни­це на пра­вой сто­роне в со­бо­ре, у юж­ных врат, ве­ду­щих в ал­тарь Бо­го­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ской церк­ви оби­те­ли.

И по от­кры­тии свя­тых нетлен­ных мо­щей прп. Сав­вы мно­го чу­дес со­вер­ша­лось при гро­бе его. Не ста­нем здесь пе­ре­чис­лять их. Ука­жем лишь на один за­ме­ча­тель­ный слу­чай за­гроб­но­го яв­ле­ния угод­ни­ка Бо­жия непри­я­те­лю зем­ли Рус­ской. Это про­изо­шло в 1812 го­ду, ко­гда на­ше Оте­че­ство бы­ло ра­зо­ре­но гро­мад­ны­ми пол­чи­ща­ми фран­цуз­ско­го им­пе­ра­то­ра На­по­лео­на Бо­на­пар­та. В то вре­мя, как он овла­дел Моск­вой, принц Ев­ге­ний Бо­гарне, ви­це-ко­роль италь­ян­ский, с 20-ты­сяч­ным от­ря­дом по­до­шел от Моск­вы к Зве­ни­го­ро­ду. Он за­нял ком­на­ты в Сто­ро­жев­ской оби­те­ли, а его сол­да­ты рас­се­я­лись по мо­на­сты­рю и на­ча­ли гра­беж, не ща­дя да­же хра­мов и свя­тых икон. Но сам пре­по­доб­ный сво­им яв­ле­ни­ем устра­шил и вра­зу­мил дерз­ких гра­би­те­лей. Од­на­жды ве­че­ром принц Ев­ге­ний, не раз­де­ва­ясь, лег и уснул, и вот, на­яву или во сне – он сам не знал то­го – ви­дит, что в ком­на­ту вхо­дит ка­кой-то бла­го­об­раз­ный ста­рец в чер­ной длин­ной ино­че­ской одеж­де и под­хо­дит к нему так близ­ко, что он имел воз­мож­ность при лун­ном све­те рас­смот­реть чер­ты его ли­ца и гроз­ный взгляд. Явив­ший­ся ска­зал: «Не ве­ли вой­ску сво­е­му рас­хи­щать мо­на­стырь, осо­бен­но уно­сить что-ли­бо из церк­ви. Ес­ли ты ис­пол­нишь мою прось­бу, то Бог по­ми­лу­ет те­бя и ты воз­вра­тишь­ся в свое оте­че­ство це­лым и невре­ди­мым».

Устра­шен­ный ви­де­ни­ем, принц от­дал утром при­каз, чтобы от­ряд его возв­ра­тил­ся в Моск­ву, а сам по­шел в со­бор­ную цер­ковь и при гро­бе прп. Сав­вы уви­дел об­раз то­го, кто яв­лял­ся ему но­чью, и, узнав, чей это об­раз, с бла­го­го­ве­ни­ем по­кло­нил­ся мо­щам пре­по­доб­но­го и за­пи­сал о слу­чив­шем­ся в сво­ей книж­ке. По­том принц ве­лел за­пе­реть со­бор­ный храм, за­пе­ча­тал его сво­ей пе­ча­тью и при­ста­вил к две­рям хра­ма стра­жу из 30-ти че­ло­век. Нуж­но к это­му при­со­во­ку­пить, что, со­глас­но пред­ска­за­нию прп. Сав­вы, в то вре­мя, как все дру­гие глав­ные во­е­на­чаль­ни­ки На­по­лео­на кон­чи­ли небла­го­по­луч­но, принц Ев­ге­ний остал­ся цел и ни­где в сра­же­ни­ях по­сле то­го не был да­же ра­нен.

10 августа/23 августа – Второе обре́тение и перенесение мощей

Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот 1917 го­да, так страш­но из­ме­нив­ший всю жизнь Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства, кос­нул­ся и чест­ных мо­щей прп. Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го.

Впер­вые мо­щи пре­по­доб­но­го бы­ли вскры­ты и осквер­не­ны еще в мае 1918 го­да, за­дол­го до офи­ци­аль­но­го ре­ше­ния боль­ше­вист­ской вла­сти. 1 фев­ра­ля 1919 го­да бы­ло опуб­ли­ко­ва­но по­ста­нов­ле­ние На­род­но­го Ко­мис­са­ри­а­та Юс­ти­ции о по­все­мест­ном ор­га­ни­зо­ван­ном вскры­тии мо­щей. 4 мар­та то­го же го­да бы­ли еще раз вскры­ты свя­тые мо­щи прп. Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го. Ко­гда ду­хов­ни­ка оби­те­ли иеро­мо­на­ха Сав­ву, оче­вид­ца со­бы­тий, спро­си­ли о про­ис­хо­дя­щем: «Как, отец Сав­ва, бы­ло при вскры­тии?», он от­ве­чал: «Ужас... все, как в Геф­си­ман­ском са­ду, и по­ру­га­ние, и опле­ва­ние...».

При­хо­жане Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря пы­та­лись за­щи­тить свя­тые мо­щи от по­ру­га­ния и пи­са­ли жа­ло­бы в нар­ко­ма­ты Внут­рен­них дел и Юс­ти­ции, ука­зы­вая на оскор­би­тель­ные дей­ствия мест­ных вла­стей у ра­ки пре­по­доб­но­го Сав­вы. За­щи­та при­хо­жа­на­ми зве­ни­го­род­ской свя­ты­ни ни к че­му не при­ве­ла. 5 ап­ре­ля 1919 го­да свя­тые мо­щи прп. Сав­вы увез­ли из мо­на­сты­ря на Лу­бян­ку.

Вот тут-то и вспом­ни­лось древ­нее мо­на­стыр­ское пре­да­ние: неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны прп. Сав­ва «в од­но вре­мя за­пла­кал и ска­зал сво­ей бра­тии: «При­дет вре­мя, на зем­ле лю­ди за­бу­дут Бо­га и бу­дут над Ним сме­ять­ся, к вла­сти при­дет ан­ти­хри­сто­ва си­ла. Она вы­го­нит ме­ня из мо­на­сты­ря, но я со­всем не уй­ду. Я пе­ре­се­люсь в дру­гое ме­сто, где еще часть лю­дей не за­бу­дет Бо­га, и я бу­ду за них мо­лить­ся пе­ред кон­цом све­та». Это про­ро­че­ство прп. Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го бы­ло да­же на­пе­ча­та­но в со­вет­ских га­зе­тах тех лет, как до­ка­за­тель­ство контр­ре­во­лю­ци­он­но­сти мо­на­ше­ства.

Дол­гое вре­мя счи­та­лось, что свя­тые мо­щи Зве­ни­го­род­ско­го Чу­до­твор­ца утра­че­ны на­все­гда. И лишь в на­ча­ле 90-х гг. XX ве­ка ста­ло из­вест­но, что чест­ная гла­ва прп. Сав­вы бо­лее 50-ти лет тай­но хра­ни­лась су­пру­га­ми Ми­ха­и­лом Ми­хай­ло­ви­чем и Со­фьей Дмит­ри­ев­ной Успен­ски­ми.

О том, как мо­щи прп. Сав­вы ока­за­лись в се­мье Успен­ских, из­вест­но сле­ду­ю­щее. В 20-е го­ды Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, со­труд­ник Го­судар­ствен­но­го ис­то­ри­че­ско­го му­зея и член Ко­мис­сии по охране па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры Мос­ков­ской об­ла­сти, был вы­зван на Лу­бян­ку. Со­труд­ник, вы­звав­ший его, по­ка­зал Ми­ха­и­лу Ми­хай­ло­ви­чу се­реб­ря­ное блю­до, свер­ху на­кры­тое ма­те­ри­ей, и ска­зал: «Возь­ми­те это блю­до и пе­ре­дай­те в му­зей, а то, что на блю­де — остан­ки Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го, — по­ме­сти­те, ку­да со­чте­те нуж­ным». М.М. Успен­ский хра­нил мо­щи у се­бя до­ма, а за три го­да до смер­ти, бес­по­ко­ясь о судь­бе свя­ты­ни, через про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Га­ни­на, на­сто­я­те­ля Успен­ской церк­ви с. Жи­ли­но Лю­бе­рец­ко­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти, об­ра­щал­ся к о. Ев­ло­гию (Смир­но­ву), то­гда эко­но­му Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, с во­про­сом: как быть с мо­ща­ми? О. Ев­ло­гий по­со­ве­то­вал ему пе­ре­дать мо­щи в Лав­ру. Поз­же, ко­гда о. Ев­ло­гий уже был на­мест­ни­ком от­крыв­ше­го­ся Свя­то-Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря, он по­зво­нил Успен­ским и спро­сил о судь­бе мо­щей прп. Сав­вы. Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич к то­му вре­ме­ни скон­чал­ся, а его род­ствен­ни­ки со­об­щи­ли, что они пе­ре­да­ли мо­щи свя­щен­ни­ку, ко­то­рый на­пут­ство­вал М.М. Успен­ско­го пе­ред смер­тью. «По­жа­луй­ста, возь­ми­те их, как и обе­щал Вам наш отец», — до­ба­ви­ли они. 25 мар­та 1985 го­да свя­ты­ня бы­ла пе­ре­да­на в Мос­ков­ский Свя­то-Да­ни­лов мо­на­стырь, пат­ри­ар­шую и си­но­даль­ную ре­зи­ден­цию, где по­чи­ва­ла в ал­та­ре хра­ма Се­ми Все­лен­ских со­бо­ров.

22–25 ав­гу­ста 1998 го­да Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ский мо­на­стырь тор­же­ствен­но празд­но­вал свое 600-ле­тие. В честь это­го со­бы­тия, по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II, свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­та Сав­вин­ской оби­те­ли, чест­ные мо­щи прп. Сав­вы бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны в ос­но­ван­ный им мо­на­стырь.

Под­го­тов­ка к юби­лею мо­на­сты­ря и пе­ре­не­се­нию свя­тых мо­щей объ­еди­ни­ла тру­ды мно­гих и мно­гих лю­дей. В ре­корд­но ко­рот­кие сро­ки был про­ве­ден огром­ный объ­ем ре­монт­но-вос­ста­но­ви­тель­ных ра­бот, от­ли­ты и под­ня­ты на звон­ни­цу пер­вые 10 ко­ло­ко­лов, вос­со­зда­на по ста­рым об­раз­цам ра­ка для мо­щей прп. Сав­вы, вос­ста­нов­лен «ма­лый скит», бла­го­устро­е­на тер­ри­то­рия мо­на­сты­ря и бли­жай­ших окрест­но­стей.

Празд­но­ва­ние юби­лея на­ча­лось утром 22 ав­гу­ста 1998 го­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Свя­то-Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Алек­сий II с со­бо­ром ар­хи­пас­ты­рей от­слу­жил Бо­же­ствен­ную Ли­тур­гию и мо­ле­бен, по­сле че­го ков­чег с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го под ко­ло­коль­ный звон и мо­лит­вен­ное пе­ние был про­не­сен крест­ным хо­дом до Свя­тых врат мо­на­сты­ря, где Свя­тей­ший Пат­ри­арх осе­нил свя­ты­ми мо­ща­ми всех при­сут­ству­ю­щих.

По­сле это­го ков­чег был вне­сен в ав­то­бус, и ко­лон­на из 15 ав­то­бу­сов и несколь­ких де­сят­ков ав­то­мо­би­лей от­пра­ви­лась в путь — в Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ский мо­на­стырь.

В Зве­ни­го­ро­де у хра­ма свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го ко­лон­на оста­но­ви­лась, и крест­ный ход про­дол­жил­ся пеш­ком. Жи­те­ли вос­при­ни­ма­ли воз­вра­ще­ние сво­е­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля и за­ступ­ни­ка как чу­до, как Бо­жию ми­лость, яв­лен­ную Зве­ни­го­род­ской зем­ле.

Под неумол­ка­ю­щий ко­ло­коль­ный звон, мно­го­ты­сяч­ный крест­ный ход по­до­шел к Свя­тым во­ро­там мо­на­сты­ря, из ко­то­рых вы­шел Свя­тей­ший Пат­ри­арх. Он при­нял ков­чег со свя­ты­ми мо­ща­ми и внес его в мо­на­стырь. По­сле по­ло­же­ния ков­че­га в Рож­де­ствен­ском со­бо­ре в воз­об­нов­лен­ную ра­ку на­ча­лось празд­нич­ное все­нощ­ное бде­ние пат­ри­ар­шим слу­же­ни­ем.

Так в Сто­ро­жев­ской оби­те­ли по­явил­ся еще один пре­столь­ный празд­ник — 23 ав­гу­ста, по бла­го­сло­ве­нию свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­та оби­те­ли Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II во­шед­ший в цер­ков­ный ка­лен­дарь как день Вто­ро­го об­ре­те­ния и пе­ре­не­се­ния чест­ных мо­щей прп. Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го.

Пять ве­ков про­шло с тех пор, как про­си­ял на зем­ле свя­той Угод­ник Бо­жий Сав­ва. Ме­ня­лись лю­ди, ме­ня­лись нра­вы, про­шел и XIX век с его от­ри­ца­те­ля­ми Бо­га и чу­дес, а оби­тель Сав­ви­на сто­ит, хра­ни­мая мо­лит­ва­ми сво­е­го ос­но­ва­те­ля, по-преж­не­му сте­ка­ет­ся на­род на по­кло­не­ние его свя­тым мо­щам, по-преж­не­му с ве­рою ищу­щие по­мо­щи по­лу­ча­ют ее и про­слав­ля­ют Бо­га и Его Угод­ни­ка, прп. Сав­ву[1].

См. так­же: "Пре­став­ле­ние пре­по­доб­но­го Сав­вы Сто­ро­жев­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

При­ме­ча­ния

[1] Ис­точ­ник: Сайт Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря.

 

 

***

 

Собор Валаамских святых

Валаам † Подворье монастыря в Санкт-Петербурге, официальный сайт ...

4 июля 1999 года по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II был установлен день празднования памяти Собора Валаамских святых, который приходится на первое воскресенье после 6/19 августа.

Собор Валаамских святых составляют:

Авра́мий (Авраа́мий) Ростовский, прп. Андрони́к (Барсуков), прмч. Анти́па Валаамский (Афонский), прп. Анто́ний Валаамский, прмч. Аре́фа (Митренин), исп. Афана́сий Валаамский, прмч. Афана́сий Валаамский, прмч. Афана́сий (Егоров), прмч. Варлаа́м Валаамский, прмч. Варлаа́м Валаамский, прмч. Васи́лий Валаамский, прмч. Васи́лий Валаамский, прмч. Галактио́н (Урбанович-Новиков), прмч. Ге́рман Аляскинский, прп. Ге́рман Валаамский, прп. Дави́д Валаамский, прмч. Диони́сий Валаамский, прмч. Игна́тий Валаамский, прмч. Иереми́я (Леонов), прмч. Илия́ (Чеботарев), прп. Иоа́нн Валаамский, прмч. Иоа́нн Валаамский, прмч. Иоа́нн Валаамский, прмч. Ио́на Валаамский, прмч. Киприа́н Валаамский, прмч. Ко́нон Валаамский, прмч. Корни́лий Валаамский, прмч. Лео́нтий Валаамский, прмч. Лука́ Валаамский, прмч. Наза́рий (Кондратьев), Валаамский, Саровский, чудотворец, прп. Ни́фонт Валаамский, прмч. Патри́кий (Петров), исп. Пахо́мий Валаамский, прмч. Пи́мен Валаамский, прмч. Са́вва Валаамский, прмч. Само́н Валаамский, прмч. Серапио́н Валаамский, прмч. Се́ргий Валаамский, прп. Се́ргий Валаамский, прмч. Се́ргий (Гальковский), прмч. Сильве́стр Валаамский, прмч. Таврио́н (Толоконцев), прмч. Тит Валаамский, прмч. Ти́хон Валаамский, прмч. Фео́дор Валаамский, прмч. Фео́фил Валаамский, прмч. Фили́пп Валаамский, прмч. Фома́ Валаамский, прмч.

 

 

***

 

Собор новомучеников и исповедников Соловецких

Соловки — Собор новомучеников и исповедников Соловецких ...

Со­бор но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Со­ло­вец­ких празд­ну­ет­ся 10 / 23 ав­гу­ста. Празд­но­ва­ние уста­нов­ле­но ука­зом пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II от 25 мар­та 2000 го­да.

По иро­нии судь­бы ме­сто по­движ­ни­че­ства ве­ли­ких рус­ских свя­тых – Со­ло­вец­кие ост­ро­ва в Бе­лом мо­ре – в го­ды боль­ше­вист­ских ре­прес­сий ста­ло ме­стом му­че­ни­че­ства для мил­ли­о­нов невин­но осуж­ден­ных лю­дей, на­силь­ствен­но по­ме­щен­ных в нече­ло­ве­че­ские усло­вия, из ко­то­рых ве­ла толь­ко од­на до­ро­га – к смер­ти. Но как бы ни бы­ли же­сто­ки их ис­тя­за­те­ли, как свет от неуга­си­мой лам­па­ды, над зем­лей ар­хи­пе­ла­га под­ни­ма­лась к небу мо­лит­ва о Рос­сии. И внут­рен­ней, ду­хов­ной сво­бо­ды на Со­лов­ках в го­ды са­мых лю­тых ре­прес­сий бы­ло боль­ше, чем «на сво­бо­де» в СССР.

Свя­той ост­ров

«…Со­лов­ки – див­ный ост­ров мо­лит­вен­но­го со­зер­ца­ния, сли­я­ния ду­ха вре­мен­но­го, че­ло­ве­че­ско­го с ду­хом веч­ным, Гос­под­ним. Тем­ная опушь пя­ти­сот­лет­них елей на­пол­за­ет на блед­ную го­лу­биз­ну сту­де­но­го мо­ря. Меж­ду ни­ми лишь тон­кая бе­лая лен­та ед­ва за­мет­но­го при­боя. Тишь. По­кой. Штор­мы ред­ки на По­лу­ноч­ном мо­ре. Ти­ши­на ца­рит и в глу­би зе­ле­ных де­брей, где лишь стро­гие ели пе­ре­шеп­ты­ва­ют­ся с тре­пет­но-неж­ны­ми – та­ких неж­ных ни­где, кро­ме Со­лов­ков, нет – неве­ста­ми-бе­рез­ка­ми. Шел­ко­ви­стые мхи и гу­стые па­по­рот­ни­ки ку­та­ют их за­сту­жен­ные дол­гой зи­мой кор­ни. А гри­бов-то, гри­бов! Ка­ких толь­ко нет!…» Та­кой за­пом­нил при­ро­ду ост­ро­ва один из немно­гих чу­дом вы­жив­ших уз­ни­ков Со­ло­вец­ко­го ла­ге­ря осо­бо­го на­зна­че­ния – пи­са­тель Бо­рис Ши­ря­ев.

Зем­ля, ове­ян­ная пре­да­ни­ем… В XV ве­ке мо­нах Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря, по име­ни Сав­ва­тий, став­ший от­шель­ни­ком, от­плыл на пу­стын­ную со­ло­вец­кую зем­лю вме­сте со сво­им спо­движ­ни­ком – мо­на­хом Гер­ма­ном. По­се­ли­лись они воз­ле Се­кир­ной го­ры, воз­двиг­ли крест, по­ста­ви­ли кел­лию. Позд­нее на это ме­сто при­шел и дру­гой свя­той по­движ­ник – мо­нах Зо­си­ма, а уже за ним – че­ре­да от­шель­ни­ков, ис­кав­ших толь­ко мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния и слу­же­ния Бо­гу.

Нелег­кой бы­ла эта зем­ля для жиз­ни: зи­мой мо­ро­зы под со­рок, ле­том гнус. Тру­да­ми и спа­са­лись бра­тия.  Ка­мень за кам­нем из ве­ка в век воз­дви­га­ли они сте­ны свя­той оби­те­ли, Со­ло­вец­ких со­бо­ров и хра­мов. На­тру­жен­ные уз­ло­ва­тые ру­ки ино­ков тя­ну­ли се­ти, раз­би­ва­ли гря­ды под ого­род, те­са­ли брев­на. И меж­ду тру­дом в по­те ли­ца со­вер­ша­лась непре­стан­ная, не раз­вле­ка­е­мая мо­лит­ва о Ру­си. Не пре­ры­ва­лась ду­хов­ная связь, не пре­кра­ща­лась че­ре­да по­движ­ни­ков.

По пре­да­нию, пре­по­доб­ный Зо­си­ма, по­мо­лив­шись од­на­жды, из­гнал с ост­ро­ва вол­ков – не долж­на зем­ля свя­тая быть за­пят­нан­ной кро­вью ни лю­дей, ни жи­вот­ных – тво­ре­ний Бо­жи­их…

Но спу­стя ве­ка неве­ро­ят­ный из­гиб во­об­ра­же­ния ру­ко­во­ди­те­лей но­во­го Со­вет­ско­го го­су­дар­ства пре­вра­тил свя­тую зем­лю Со­лов­ков в один из са­мых страш­ных ла­ге­рей смер­ти. Над древним Пре­об­ра­жен­ским со­бо­ром был во­дру­жен крас­ный флаг, по сте­нам рас­став­ле­ны кон­вой­ные, а внут­ри был устро­ен на­сто­я­щий ад. С 20-х гг. до вклю­че­ния ла­ге­ря в си­сте­му со­вет­ско­го «пла­но­во­го эко­но­ми­че­ско­го про­из­вод­ства» он был лишь ме­стом бес­смыс­лен­но­го ка­торж­но­го тру­да и физи­че­ско­го ис­треб­ле­ния.

«Вла­сти­те­ли»

…Про­мерз­шие, го­лод­ные, из­мож­ден­ные от жаж­ды, по­сле дол­гих ча­сов, про­ве­ден­ных на на­рах, лю­ди схо­ди­ли на зем­лю по­след­не­го сво­е­го зем­но­го при­бе­жи­ща.

На­чи­на­лась пе­ре­клич­ка. На­чаль­ник, вер­нее, «вла­ды­ка» ост­ро­ва тов. Ног­тев и его по­мощ­ник Вась­ков све­ря­ли спис­ки. При­вет­ствие к за­клю­чен­ным: «Здо­ро­во, гра­чи!» со­про­вож­да­лось по­яс­не­ни­ем: «…у нас здесь власть не со­вет­ская, а со­ло­вец­кая!»

Пер­вое имя. Вот из строя но­во­при­быв­ших вы­хо­дит во­ен­ный сред­них лет, спо­кой­но, до­стой­но, как преж­де вхо­дил он с до­кла­дом в ге­не­раль­ный штаб ар­мии. И вдруг на гла­зах у ше­рен­ги за­клю­чен­ных он па­да­ет. Вы­стре­ла они не слы­ша­ли и по­ня­ли, что про­изо­шло, толь­ко ко­гда Вась­ков по­до­звал кон­вой­но­го, чтобы от­та­щить те­ло уби­то­го. А за­тем вот так, под ду­лом убий­цы, на во­ло­сок от смер­ти, про­хо­дит по пе­ре­клич­ке вся пар­тия, и сре­ди них за­клю­чен­ный Бо­рис Ши­ря­ев. И так – каж­дый раз, один-два рас­стре­ла на ме­сте про­сто для то­го, чтобы сло­мить в лю­дях са­му па­мять о том, что еще недав­но они «бы­ли людь­ми».

Те­перь уз­ни­ки зна­ют: от из­ло­мов по­хмель­ной фан­та­зии «вла­стей» за­вит каж­дый их шаг и са­ма жизнь. За «про­ступ­ки», на­при­мер, невы­пол­не­ние «нор­мы вы­ра­бот­ки» – сру­бить и об­те­сать де­сять де­ре­вьев в день – их мо­гут по­ме­стить на всю ночь лю­той зи­мой в быв­шую де­ре­вян­ную го­лу­бят­ню, ли­шив верх­ней одеж­ды… К утру от­ту­да из­вле­ка­ли за­мерз­ший труп… А ле­том «по­ста­вить на ко­ма­ри­ки» – оста­вить без одеж­ды свя­зан­ны­ми в ле­су; за несколь­ко дней гнус бук­валь­но съе­дал че­ло­ве­ка за­жи­во.

Ка­торж­ное на­се­ле­ние Со­лов­ков в пер­вые го­ды их су­ще­ство­ва­ния ко­ле­ба­лось от 15 до 25 ты­сяч. За зи­му ты­сяч семь-во­семь уми­ра­ло от цин­ги, ту­бер­ку­ле­за и ис­то­ще­ния. Во вре­мя сып­но­ти­фоз­ной эпи­де­мии 1926–27 гг. умер­ло боль­ше по­ло­ви­ны за­клю­чен­ных. С от­кры­ти­ем на­ви­га­ции в кон­це мая еже­год­но на­чи­на­ли при­хо­дить по­пол­не­ния, и к но­яб­рю нор­ма преды­ду­ще­го го­да пре­вы­ша­лась. Та­ко­ва бы­ла по­все­днев­ная жизнь лю­дей, по боль­шей ча­сти без ви­ны ока­зав­ших­ся в за­клю­че­нии, со­кры­тая от «но­во­го по­ко­ле­ния со­вет­ских граж­дан».

Му­че­ни­ки

…Они бы­ли раз­ны­ми. Сре­ди со­ло­вец­ких ис­по­вед­ни­ков уже к 1926 г. ока­за­лось 29 ар­хи­ере­ев Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В ла­гер­ных усло­ви­ях они об­ра­зо­ва­ли цер­ков­ный ор­ган  –  Со­бор со­ло­вец­ких епи­ско­пов. Иерар­хи и ду­хо­вен­ство пред­став­ля­ли со­бой до­ста­точ­но ор­га­ни­зо­ван­ную груп­пу за­клю­чен­ных, во гла­ве ко­то­рой сто­ял пра­вя­щий епи­скоп Со­ло­вец­кий.

В 1926 г. со­бо­ром был пред­при­нят по­сту­пок огром­но­го му­же­ства: со­став­ле­но об­ра­ще­ние к пра­ви­тель­ству СССР (зна­ме­ни­тое «Со­ло­вец­кое по­сла­ние»), в ко­то­ром от­кры­то бы­ли за­яв­ле­ны фак­ты го­не­ния на Цер­ковь и несов­ме­сти­мо­го с кон­сти­ту­ци­он­ны­ми нор­ма­ми вме­ша­тель­ства во внут­ри­цер­ков­ные де­ла:

«…Под­пи­сав­шие на­сто­я­щее за­яв­ле­ние от­да­ют се­бе пол­ный от­чёт в том, на­сколь­ко за­труд­ни­тель­но уста­нов­ле­ние вза­им­ных бла­го­же­ла­тель­ных от­но­ше­ний меж­ду Цер­ко­вью и го­су­дар­ством в усло­ви­ях те­ку­щей дей­стви­тель­но­сти, и не счи­та­ют воз­мож­ным об этом умол­чать. Бы­ло бы неправ­дой, не от­ве­ча­ю­щей до­сто­ин­ству Церк­ви и при­том бес­цель­ной и ни для ко­го не убе­ди­тель­ной, ес­ли бы они ста­ли утвер­ждать, что меж­ду Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и го­судар­ствен­ной вла­стью Со­вет­ских рес­пуб­лик нет ни­ка­ких рас­хож­де­ний. Но это рас­хож­де­ние со­сто­ит не в том, в чём же­ла­ет его ви­деть по­ли­ти­че­ская по­до­зри­тель­ность и в чём его ука­зы­ва­ет кле­ве­та вра­гов Церк­ви. Цер­ковь не ка­са­ет­ся пе­ре­рас­пре­де­ле­ния бо­гатств или их обоб­ществ­ле­ния, т.к. все­гда при­зна­ва­ла это пра­вом го­су­дар­ства, за дей­ствия ко­то­ро­го не от­вет­ствен­на. <…> Это рас­хож­де­ние ле­жит в непри­ми­ри­мо­сти ре­ли­ги­оз­но­го уче­ния Церк­ви с ма­те­ри­а­лиз­мом, офи­ци­аль­ной фило­со­фи­ей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и ру­ко­во­ди­мо­го ею пра­ви­тель­ства Со­вет­ских рес­пуб­лик. Ни­ка­ки­ми ком­про­мис­са­ми и уступ­ка­ми, ни­ка­ки­ми ча­стич­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми в сво­ем ве­ро­уче­нии или пе­ре­тол­ко­ва­ни­я­ми его в ду­хе ком­му­низ­ма Цер­ковь не мог­ла бы до­стиг­нуть та­ко­го сбли­же­ния. Жал­кие по­пыт­ки в этом ро­де бы­ли сде­ла­ны об­нов­лен­ца­ми… Пра­во­слав­ная Цер­ковь ни­ко­гда не станет на этот недо­стой­ный путь и ни­ко­гда не от­ка­жет­ся ни в це­лом, ни в ча­стях от сво­е­го об­ве­ян­но­го свя­ты­ней про­шлых ве­ков ве­ро­уче­ния в уго­ду од­но­му из веч­но сме­ня­ю­щих­ся об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний…».

Ав­то­ры об­ра­ще­ния за­яв­ля­ли о необ­хо­ди­мо­сти прак­ти­че­ско­го во­пло­ще­ния де­кла­ри­ру­е­мо­го вла­стя­ми прин­ци­па раз­де­ле­ния церк­ви и го­су­дар­ства, стро­го­го раз­гра­ни­че­ния их сфер. Дух до­ку­мен­та был непо­ко­ле­би­мым в от­но­ше­нии все­го, что ка­са­ет­ся сво­бо­ды цер­ков­ной. Это бы­ло сви­де­тель­ство прав­ды в узах, под угро­зой пы­ток и физи­че­ско­го уни­что­же­ния…

Мно­гим свя­щен­но­слу­жи­те­лям не суж­де­но бы­ло остать­ся в жи­вых. Смерть не вы­би­ра­ла меж­ду епи­ско­па­ми и при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми. В ста­ци­о­на­ре на Ан­зе­ре, сла­вив­шем­ся осо­бо же­сто­ким об­ра­ще­ни­ем мед­пер­со­на­ла с боль­ны­ми, во вре­мя сып­но­ти­фоз­ной эпи­де­мии скон­чал­ся ар­хи­епи­скоп Петр (Зве­рев), а вла­ды­ку Ила­ри­о­на (Тро­иц­ко­го), быв­ше­го для ты­сяч «со­лов­чан» ду­хов­ной опо­рой, при­ме­ром хри­сти­ан­ско­го бла­го­ду­шия и люб­ви да­же к вра­гам, тиф на­стиг уже при воз­вра­ще­нии из ла­ге­ря.

Рас­стре­лы, бо­лез­ни, го­лод, ис­то­ще­ние… а кто-то по­пал в чис­ло му­че­ни­ков «Се­кир­ки», как пол­тав­ский ба­тюш­ка Ни­ко­дим, о чьем ду­хов­ни­че­ском по­дви­ге сви­де­тель­ство­вал Б. Ши­ря­ев. Ста­рец, ко­то­ро­му  ни­кто не при­сы­лал по­сы­лок и пи­сем (воз­мож­но, по­то­му, что неиз­вест­но бы­ло ме­сто его за­клю­че­ния), од­на­ко необ­хо­ди­мый всем ве­ру­ю­щим на Со­лов­ках. Его на ве­рев­ке про­тас­ки­ва­ли в кро­шеч­ные окон­ца ка­мер-кел­лий и про­во­ди­ли под ви­дом ак­те­ра на ре­пе­ти­ции «ХЛАМа», чтобы он мог за крат­кое вре­мя ис­по­ве­до­вать быв­ших про­сти­ту­ток, об­ра­тив­ших­ся к Бо­гу, бла­го­да­ря тер­пе­ли­во­му и крот­ко­му об­ще­нию с ни­ми …фрей­ли­ны трех рус­ских го­су­да­рынь. В од­ну из но­чей о. Ни­ко­дим за­дох­нул­ся или за­мерз, уго­див в ниж­ний ряд «шта­бе­лей».

А сколь­ко ве­ру­ю­щих из чис­ла ми­рян оста­лось ле­жать в брат­ских мо­ги­лах, в то­пях, на скло­нах Ан­зе­ра и у под­но­жья Се­кир­ной Го­ры! Ари­сто­кра­ты, ге­не­ра­лы, уче­ные и кре­стьяне… Сре­ди по­стра­дав­ших на Со­лов­ках был, на­при­мер, про­стой рус­ский му­жик Петр Алек­се­е­вич, ко­то­ро­го од­но­сель­чане-ста­ро­об­ряд­цы за глу­бо­кую ве­ру и пра­вед­ность жиз­ни … вы­бра­ли ца­рем, узнав об убий­стве за­кон­но­го го­су­да­ря Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча Ро­ма­но­ва. Этот мо­гу­чий Петр Алек­се­е­вич и на ост­ро­ве са­мо­от­вер­жен­но «нес бре­мя го­су­да­ре­ва прав­ле­ния»; од­но­го по­яв­ле­ния «на­род­но­го ца­ря» бы­ло до­ста­точ­но, на­при­мер, для то­го, чтобы огол­те­лая ла­гер­ная шпа­на от­сту­пи­ла от сво­их жертв и вер­ну­ла ото­бран­ные ве­щи. Тиф не по­ща­дил и его. Бы­ла сре­ди них и та са­мая 70-лет­няя ста­руш­ка-фрей­ли­на, ко­то­рая пред­ва­ри­ла при­ход о.Ни­ко­ди­ма к сво­им со­сед­кам по ба­ра­ку, сми­рен­но при­ни­мав­шая участь «ка­тор­жан­ки» и до по­след­не­го вздо­ха са­мо­от­вер­жен­но во сла­ву Бо­жию об­лег­чав­шая стра­да­ния боль­ных в сып­но­ти­фоз­ном са­рае-изо­ля­то­ре…

Их сот­ни ты­сяч…

Свя­тые но­во­му­че­ни­ки

Алек­сандр Са­ха­ров, про­то­и­е­рей (†1927) Алек­сандр Ор­лов, про­то­и­е­рей (†1937) Алек­сандр (Щу­кин), ар­хи­епи­скоп Се­ми­па­ла­тин­ский (†1937) Ам­фи­ло­хий (Сквор­цов), епи­скоп Ени­сей­ский (†1937) Ана­то­лий (Гри­сюк), мит­ро­по­лит Одес­ский и Хер­сон­ский Ан­то­ний (Пан­ке­ев), епи­скоп Бел­го­род­ский (†1937) Ар­ка­дий (Осталь­ский), епи­скоп Бе­жец­кий (†1937) Ва­си­лий (Зе­лен­цов), епи­скоп При­лук­ский (†1930) Вла­ди­мир (Ло­зи­на-Ло­зин­ский), про­то­и­е­рей (†1937) Вла­ди­мир Мед­ве­дюк, про­то­и­е­рей (†1937) Гер­ман (Ря­шен­цев) (†1937) Да­мас­кин (Цед­рик), епи­скоп Ста­ро­дуб­ский (†1937) Да­ми­ан (Вос­кре­сен­ский), ар­хи­епи­скоп Кур­ский (†1937) Ев­ге­ний (Зер­нов), мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский (†1937) За­ха­рия (Ло­бов), ар­хи­епи­скоп Во­ро­неж­ский (†1937) Иг­на­тий (Сад­ков­ский), епи­скоп Ско­пин­ский (†1938) Ила­ри­он (Тро­иц­кий), ар­хи­епи­скоп Ве­рей­ский (†1929) Иоанн Ска­дов­ский, свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский, про­то­и­е­рей (†1930) Иосаф (Же­ва­х­ов), епи­скоп Мо­гилев­ский (†1937) Иуве­на­лий (Мас­лов­ский), ар­хи­епи­скоп Ря­зан­ский (†1937) Ни­ко­лай Вос­тор­гов, про­то­и­е­рей (†1930) Ни­ко­дим (Ко­но­нов), епи­скоп Бел­го­род­ский (†1918) Ни­ко­лай (Прав­до­лю­бов), про­то­и­е­рей (†1941) Они­сим (Пы­ла­ев), епи­скоп Туль­ский (†1937) Петр (Зве­рев), ар­хи­епи­скоп Во­ро­неж­ский (†1929) Про­ко­пий (Ти­тов), ар­хи­епи­скоп Хер­сон­ский (†1937) Се­ра­фим (Са­мой­ло­вич), ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский (†1937)

Свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ки

Ам­вро­сий (По­лян­ский), епи­скоп Ка­ме­нец-По­доль­ский (†1932) Афа­на­сий (Са­ха­ров), епи­скоп Ков­ров­ский (†1962) Вик­тор (Ост­ро­ви­дов), епи­скоп Гла­зов­ский (†1934) Ни­ко­лай (Ле­бе­дев), про­то­и­е­рей (†1933) Петр Чель­цов, про­то­и­е­рей (†1972) Ро­ман (Мед­ведь), про­то­и­е­рей (†1937) Сер­гий (Го­ло­ща­пов), про­то­и­е­рей (†1937) Сер­гий (Прав­до­лю­бов), про­то­и­е­рей (†1950)

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ки

Ве­ни­а­мин (Ко­но­нов), ар­хи­манд­рит (†1928) Ин­но­кен­тий (Бе­да), ар­хи­манд­рит (†1928) Ни­ки­фор (Ку­чин), иеро­мо­нах (†1928)

Пре­по­доб­но­ис­по­вед­ни­ки

Ни­кон (Бе­ля­ев), иеро­мо­нах (†1931)

Му­че­ни­ки

Ан­на Лы­ко­ши­на (†1925) Ве­ра Сам­со­но­ва (†1940) Вла­ди­мир Прав­до­лю­бов (†1937) Сте­фан На­ли­вай­ко (†1945)

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru

 

 

22 Августа 2020, 13:34

Апостола Матфия (ок. 63). Собор Соловецких святых

Свя­той апо­стол Мат­фий ро­дил­ся в Виф­ле­е­ме, про­ис­хо­дил из ко­ле­на Иуди­на; с ран­не­го дет­ства он изу­чал За­кон Бо­жий по свя­щен­ным кни­гам под ру­ко­вод­ством свя­то­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца. Ко­гда Гос­подь Иисус Хри­стос явил Се­бя ми­ру, свя­той Мат­фий уве­ро­вал в Него как в Мес­сию, неот­ступ­но сле­до­вал за Ним и был из­бран в чис­ло 70 уче­ни­ков, ко­то­рых Гос­подь "по­сы­лал по два пред ли­цем Сво­им" (Лк.10,1). По Воз­не­се­нии Спа­си­те­ля апо­стол Мат­фий был из­бран по жре­бию в чис­ло 12 апо­сто­лов вме­сто от­пад­ше­го Иуды Ис­ка­ри­от­ско­го (Деян.1,15-26). По­сле Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха апо­стол Мат­фий про­по­ве­до­вал Еван­ге­лие в Иеру­са­ли­ме и в Иудее вме­сте с про­чи­ми апо­сто­ла­ми (Деян.6:2, 8:14). Из Иеру­са­ли­ма с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Ан­дре­ем хо­дил в Ан­тио­хию Си­рий­скую, был в кап­па­до­кий­ском го­ро­де Ти­ане и в Си­но­пе. Здесь апо­сто­ла Мат­фия за­клю­чи­ли в тем­ни­цу, из ко­то­рой он был чу­дес­но осво­бож­ден апо­сто­лом Ан­дре­ем Пер­во­зван­ным

21 Августа 2020, 18:36

Толгской иконы Божией Матери (1314). Перенесение мощей прпп. Зосимы и Савватия Соловецких (1566). Второе перенесение мощей прпп. Зосимы, Савватия и Германа Соловецких (1992)

20 Августа 2020, 18:27

Обретение мощей свт. Митрофана, в схиме Макария, епископа Воронежского (1832). Прп. Антония Оптинского (1865)

Свя­ти­тель Мит­ро­фан, епи­скоп Во­ро­неж­ский, в ми­ру Ми­ха­ил, ро­дил­ся 6 но­яб­ря 1623 го­да. В си­но­ди­ке, при­над­ле­жав­шем свя­ти­те­лю, пе­ре­чень имен на­чи­на­ет­ся с лиц, об­ле­чен­ных в свя­щен­ни­че­ский сан, и это да­ет ос­но­ва­ние по­ла­гать, что он ро­дил­ся в се­мье потом­ствен­ных свя­щен­ни­ков. Из ду­хов­но­го за­ве­ща­ния свя­ти­те­ля Мит­ро­фа­на из­вест­но, что он "ро­дил­ся от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей и вос­пи­тан ими в непо­роч­ном бла­го­че­стии Во­сточ­ной Церк­ви, в пра­во­слав­ной ве­ре". До со­ро­ка­лет­не­го воз­рас­та свя­ти­тель жил в ми­ру: был же­нат, имел сы­на Иоан­на и слу­жил при­ход­ским свя­щен­ни­ком. Ме­стом пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти иерея Ми­ха­и­ла бы­ло се­ло Си­до­ров­ское, рас­по­ло­жен­ное у ре­ки Мо­лох­ты, при­то­ка Те­зы, впа­да­ю­щей в Клязь­му, неда­ле­ко от го­ро­да Шуи (ныне Вла­ди­мир­ская об­ласть)

19 Августа 2020, 16:12

Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Для изъяснения таинства настоящего празднества и уразумения истины необходимо нам обратиться к самому началу нынешнего чтения Евангелия: "И по днех шестих поят Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возведе их на гору высоку едины" (Мф. 17, 1). Спрашиваем прежде всего, откуда Евангелист Матфей начинает счет шести дней, после которых наступил день Преображения Господня, то есть с какого дня? Как показывает ход речи, с того, в который Спаситель, наставляя учеников Своих, сказал им: "приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего", и прибавил: "аминь глаголю вам, суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Сына Человеческаго грядуща во Царствии Своем" (Мф. 16, 27, 28), то есть, Свет предстоявшаго Преображения Он назвал Славою Отчею и Своим Царством. Это показывает и яснее раскрывает Евангелист Лука, говоря: "бысть же по словесех сих яко дний осмь, и поем Петра, и Иоанна, и Иакова, взыде на гору помолитися. И бысть, егда моляшеся, видение лица Его ино, и одеяние Его было блистаяся" (Лк. 9, 28-29). Но как согласить их между собою, когда один определенно говорит о промежутке восьми дней между беседой и явлением, а другой (говорит): "по днех шестих"? Слушайте и разумейте

18 Августа 2020, 22:23

Мцц. Евдокии Шейковой, Дарии Улыбиной, Дарии Тимагиной и Марии Неизвестной (1919)

Му­че­ни­ца Ев­до­кия Алек­сан­дров­на Шей­ко­ва ро­ди­лась 11 фев­ра­ля 1856 го­да в се­ле Пу­за Ар­да­тов­ско­го уез­да Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии (ныне се­ло Су­во­ро­во Ди­ве­ев­ско­го рай­о­на) в кре­стьян­ской се­мье. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей вос­пи­ты­ва­лась в се­мье дя­ди – цер­ков­но­го ста­ро­сты. В дет­стве по­се­ща­ла с па­лом­ни­ка­ми Са­ров­скую в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы муж­скую пу­стынь, Се­ра­фи­мов Ди­ве­ев­ский во имя Свя­той Тро­и­цы и Се­ра­фи­мо-По­не­та­ев­ский жен­ские мо­на­сты­ри. В 20 лет по­сле тя­же­лой бо­лез­ни оста­лась па­ра­ли­зо­ван­ной. Вме­сте с по­слуш­ни­ца­ми-ке­лей­ни­ца­ми со­зда­ла по­до­бие ино­че­ской об­щи­ны. Ве­ла стро­гую мо­лит­вен­ную жизнь, нес­ла по­двиг юрод­ства. Очень лю­би­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния. Ста­ла из­вест­на по­движ­ни­че­ством, да­ром це­ли­тель­ной си­лы и про­ви­де­ния. Пред­ви­де­ла свою му­че­ни­че­скую кон­чи­ну

17 Августа 2020, 15:53

Семи отроков, иже во Ефесе: свв. Максимилиана, Иамвлиха, Мартиниана, Иоанна, Дионисия, Ексакустодиана (Константина) и Антонина (ок. 250; 408–450). Обретение мощей прав. Алексия Бортсурманского, пресвитера (2000).

Семь ефес­ских от­ро­ков: Мак­си­ми­ли­ан, Иам­влих, Мар­ти­ни­ан, Иоанн, Ди­о­ни­сий, Ек­са­ку­сто­ди­ан (Кон­стан­тин) и Ан­то­нин, жи­ли в III ве­ке. Свя­той Мак­си­ми­ли­ан был сы­ном ефес­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка, осталь­ные шесть юно­шей – сы­но­вья­ми дру­гих знат­ных ефес­ских граж­дан. Юно­ши бы­ли дру­зья­ми с дет­ства и все со­сто­я­ли на во­ен­ной служ­бе. Ко­гда им­пе­ра­тор Де­кий (249–251) при­был в Ефес, он по­ве­лел всем граж­да­нам явить­ся для при­не­се­ния жерт­вы язы­че­ским бо­же­ствам; непо­кор­ных же ожи­да­ли му­че­ния и смерт­ная казнь. По до­но­су ис­кав­ших рас­по­ло­же­ния им­пе­ра­то­ра к от­ве­ту бы­ли при­зва­ны и семь ефес­ских от­ро­ков. Пред­став пе­ред им­пе­ра­то­ром, свя­тые от­ро­ки ис­по­ве­да­ли свою ве­ру во Хри­ста. С них немед­лен­но бы­ли сня­ты зна­ки во­ин­ско­го от­ли­чия – во­ен­ные по­я­са. Од­на­ко Де­кий от­пу­стил их на сво­бо­ду, на­де­ясь, что они из­ме­нят ре­ше­ние за то вре­мя, по­ка он на­хо­дит­ся в по­хо­де. Юно­ши ушли из го­ро­да и скры­лись в пе­ще­ре го­ры Ох­лон, где про­во­ди­ли вре­мя в мо­лит­вах, го­то­вясь к му­че­ни­че­ско­му по­дви­гу. Са­мый млад­ший из них – свя­той Иам­влих, оде­ва­ясь в ни­щен­ское ру­би­ще, хо­дил в го­род и по­ку­пал хлеб. В один из та­ких вы­хо­дов в го­род он услы­шал, что им­пе­ра­тор вер­нул­ся и их ищут, чтобы пред­ста­вить на суд. Свя­той Мак­си­ми­ли­ан во­оду­ше­вил дру­зей вый­ти из пе­ще­ры и доб­ро­воль­но явить­ся на суд. Узнав, где скры­ва­ют­ся от­ро­ки, им­пе­ра­тор ве­лел за­ло­жить вход в пе­ще­ру кам­ня­ми, чтобы от­ро­ки умер­ли в ней от го­ло­да и жаж­ды. Двое из са­нов­ни­ков, при­сут­ство­вав­ших при за­му­ро­ва­нии вхо­да в пе­ще­ру, бы­ли тай­ны­ми хри­сти­а­на­ми. Же­лая со­хра­нить па­мять о свя­тых, они вло­жи­ли сре­ди кам­ней за­пе­ча­тан­ный ков­че­жец, в ко­то­ром на­хо­ди­лись две оло­вян­ные до­щеч­ки. На них бы­ли на­пи­са­ны име­на се­ми от­ро­ков и об­сто­я­тель­ства их стра­да­ний и смер­ти

15 Августа 2020, 13:48

Перенесение из Иерусалима в Константинополь мощей первомученика Стефана, архидиакона (ок. 428), и обретение мощей правв. Никодима, Гамалиила и сына его Авива. Блж. Василия, Христа ради юродивого, Московского чудотворца (1557)

Свя­той Сте­фан про­ис­хо­дил из ев­ре­ев, жив­ших за гра­ни­цей, т. е. вне Свя­той Зем­ли. Та­кие евреи на­зы­ва­лись эл­ли­ни­ста­ми, так как в них чув­ство­ва­лось вли­я­ние гре­че­ской куль­ту­ры, до­ми­ни­ро­вав­шей в Рим­ской им­пе­рии. По­сле со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов Цер­ковь ста­ла быст­ро рас­ти, и воз­ник­ла необ­хо­ди­мость за­бо­тить­ся о си­ро­тах, вдо­вах и бед­ных во­об­ще, при­няв­ших Кре­ще­ние. Апо­сто­лы пред­ло­жи­ли хри­сти­а­нам вы­де­лить семь до­стой­ных му­жей для опе­ки нуж­да­ю­щих­ся. По­свя­тив этих семь че­ло­век в диа­ко­ны (что зна­чит по­мощ­ни­ки, слу­жи­те­ли), апо­сто­лы сде­ла­ли их сво­и­ми бли­жай­ши­ми по­мощ­ни­ка­ми. Сре­ди диа­ко­нов вы­де­лял­ся сво­ей креп­кой ве­рой и да­ром сло­ва мо­ло­дой Сте­фан, на­зы­ва­е­мый ар­хи­ди­а­ко­ном, т. е. пер­вым диа­ко­ном. В ско­ром вре­ме­ни диа­ко­ны, кро­ме по­мо­щи бед­ным, ста­ли при­ни­мать бли­жай­шее уча­стие в мо­лит­вах и бо­го­слу­же­ни­ях

12 Августа 2020, 15:34

Мч. Иоанна Воина (IV). Прп. Анатолия II Оптинского, Младшего (1922)

Свя­той му­че­ник Иоанн Воин слу­жил в им­пе­ра­тор­ском вой­ске Юли­а­на Отступ­ни­ка (361–363). Наря­ду с дру­ги­ми во­и­на­ми его по­сы­ла­ли пре­сле­до­вать и уби­вать хри­сти­ан. Оста­ва­ясь внешне го­ни­те­лем, свя­той Иоанн на деле ока­зы­вал го­ни­мым хри­сти­а­нам боль­шую по­мощь: тех, ко­то­рые были схва­че­ны, осво­бож­дал, дру­гих пре­ду­пре­ждал о гро­зя­щей им опас­но­сти, со­дей­ство­вал их по­бе­гу. Свя­той Иоанн ока­зы­вал ми­ло­сер­дие не толь­ко хри­сти­а­нам, но и всем бед­ству­ю­щим и тре­бу­ю­щим по­мо­щи: по­се­щал боль­ных, уте­шал скор­бя­щих. Когда Юли­ан Отступ­ник узнал о дей­стви­ях свя­то­го, то за­клю­чил его в тем­ни­цу. В 363 году им­пе­ра­тор был убит на войне с пер­са­ми. Свя­той Иоанн вы­шел на сво­бо­ду и по­свя­тил свою жизнь слу­же­нию ближ­ним, жил в свя­то­сти и чи­сто­те. Скон­чал­ся он в глу­бо­кой ста­ро­сти

10 Августа 2020, 19:47

Смоленской иконы Божией Матери, именуемой «Одигитрия» (Путеводительница) (принесена из Царьграда в 1046 г.). Иконы Божией Матери «Умиление» Серафимо-Дивеевская (1885)

02 Августа 2020, 22:04

Прор. Илии (IX в. до Р. Х.). Иконы Божией Матери Галичской (Чухломской) (1350). Прп. Авраамия Галичского, Чухломского, игумена (1375). Обретение мощей прмч. Афанасия Брестского, игумена (1649).

Один из ве­ли­чай­ших про­ро­ков и пер­вый дев­ствен­ник Вет­хо­го За­ве­та. Он ро­дил­ся в Фе­свии Га­ла­ад­ской в ко­лене Ле­ви­и­ном за 900 лет до Рож­де­ства Хри­сто­ва. Ко­гда ро­дил­ся Илия, от­цу его Со­ва­ку бы­ло ви­де­ние, что бла­го­об­раз­ные му­жи бе­се­до­ва­ли с мла­ден­цем, пе­ле­на­ли ог­нем и пи­та­ли пла­ме­нем ог­нен­ным. С юных лет он по­се­лил­ся в пу­стыне и жил в стро­гом по­дви­ге по­ста и мо­лит­вы. При­зван на про­ро­че­ское слу­же­ние в цар­ство­ва­ние ца­ря Аха­ва-идо­ло­по­клон­ни­ка, ко­то­рый по­кло­нял­ся Ва­а­лу (солн­цу) и за­став­лял на­род ев­рей­ский де­лать то же. Гос­подь по­слал Илию к Аха­ву и по­ве­лел пред­ска­зать ему, что ес­ли он и его на­род не об­ра­тят­ся к ис­тин­но­му Бо­гу, то его цар­ство по­стигнет го­лод. Ахав не по­слу­шал­ся про­ро­ка, и в стране на­ста­ла за­су­ха и боль­шой го­лод. Во вре­мя го­ло­да Илия про­жил год в пу­стыне, ку­да ему во­ро­ны но­си­ли пи­щу, и бо­лее двух лет у од­ной вдо­вы в г. Са­реп­те. Через три с по­ло­ви­ною го­да Илия вер­нул­ся в Из­ра­иль­ское цар­ство и ска­зал ца­рю и все­му на­ро­ду, что все бед­ствия из­ра­иль­тян про­ис­хо­дят от­то­го, что они за­бы­ли ис­тин­но­го Бо­га и ста­ли по­кло­нять­ся идо­лу Ва­а­лу. Чтобы до­ка­зать за­блуж­де­ние из­ра­иль­тян, Илия пред­ло­жил сде­лать два жерт­вен­ни­ка – один Ва­а­лу, а дру­гой – Бо­гу, и ска­зал: «При­не­сем жерт­вы, и ес­ли огонь с неба сой­дет на жерт­вен­ник Ва­а­ла, зна­чит, он ис­тин­ный Бог, а ес­ли нет, то идол» (см. 3Цар.18,21-24). Сна­ча­ла сде­ла­ли жерт­вен­ник Ва­а­лу, на­бро­са­ли дров, за­ко­ло­ли бы­ка, а жре­цы Ва­а­ло­вы ста­ли мо­лить­ся сво­е­му идо­лу: «Ва­ал, Ва­ал, по­шли нам с неба огонь». Но от­ве­та ни­ка­ко­го не бы­ло, и огонь с неба на Ва­а­лов жерт­вен­ник не со­шел. Ве­че­ром Илия сде­лал свой жерт­вен­ник, по­ло­жил дро­ва, по­лил их преж­де во­дою и стал мо­лить­ся Бо­гу. И вдруг с неба упал огонь и по­па­лил не толь­ко дро­ва и жерт­ву, но и во­ду и кам­ни жерт­вен­ни­ка. Ко­гда на­род уви­дел это чу­до, то про­сла­вил ис­тин­но­го Бо­га и сно­ва в Него уве­ро­вал

01 Августа 2020, 13:07

Обретение мощей прп. Серафима, Саровского чудотворца (1903). Собор Курских святых

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский, в ми­ру Про­хор, ро­дил­ся 19 июля 1759 го­да в го­ро­де Кур­ске в бла­го­че­сти­вой ку­пе­че­ской се­мье. Вся его жизнь от­ме­че­на зна­ме­ни­я­ми ми­ло­сти Бо­жи­ей. Ко­гда в дет­стве мать взя­ла его с со­бой на стро­и­тель­ство хра­ма и он упал с ко­ло­коль­ни, Гос­подь со­хра­нил его невре­ди­мым. Во вре­мя бо­лез­ни от­ро­ка Бо­жия Ма­терь в сон­ном ви­де­нии обе­ща­ла ма­те­ри ис­це­лить его. Вско­ре вбли­зи их до­ма с крест­ным хо­дом нес­ли Кур­скую Ко­рен­ную ико­ну «Зна­ме­ния» Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, мать вы­нес­ла боль­но­го, он при­ло­жил­ся к иконе и по­сле это­го быст­ро по­пра­вил­ся (кондак 3). В сем­на­дцать лет юно­ша уже твер­до ре­шил оста­вить мир, и мать бла­го­сло­ви­ла его на мо­на­ше­ский по­двиг сво­им мед­ным кре­стом, с ко­то­рым пре­по­доб­ный не рас­ста­вал­ся до кон­ца жиз­ни (кондак 2). Ста­рец Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры До­си­фей (пре­по­доб­ная До­си­фея) бла­го­сло­вил Про­хо­ра ид­ти спа­сать­ся в Са­ров­скую Успен­скую пу­стынь, на гра­ни­це Ни­же­го­род­ской и Там­бов­ской гу­бер­ний, из­вест­ную стро­гим ис­пол­не­ни­ем ино­че­ских уста­вов и по­движ­ни­че­ской жиз­нью на­сель­ни­ков (икос 3). По­сле двух лет мо­на­стыр­ских тру­дов и по­дви­гов по­слу­ша­ния Про­хор тя­же­ло за­бо­лел и дол­гое вре­мя от­ка­зы­вал­ся от по­мо­щи вра­чей. Через три го­да ему яви­лась Бо­жия Ма­терь с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном и ис­це­ли­ла его (кондак 5)

28 Июля 2020, 15:26

Равноап. вел. кн. Владимира, во Святом Крещении Василия (1015). Собор Киевских святых

Князь Вла­ди­мир был сы­ном Свя­то­сла­ва от древ­лян­ской княж­ны Ма­лу­ши. Ро­дил­ся он в 963 го­ду. Вос­пи­ты­вал Вла­ди­ми­ра брат его ма­те­ри, языч­ник Доб­ры­ня. В 972 го­ду князь Вла­ди­мир стал пра­вить Нов­го­ро­дом. В 980 г. в раз­гар вой­ны меж­ду бра­тья­ми Вла­ди­мир по­шел на Ки­ев, в ко­то­ром кня­жил его стар­ший брат Яро­полк. По­бе­див бра­та, Вла­ди­мир стал пра­вить в Ки­е­ве. Он за­во­е­вал Га­ли­цию, сми­рил вя­ти­чей, во­е­вал с пе­че­не­га­ми, рас­про­стра­нил пре­де­лы сво­ей дер­жа­вы от Бал­тий­ско­го мо­ря на се­ве­ре до ре­ки Буг на юге. У него бы­ло пять жен и мно­го­чис­лен­ные на­лож­ни­цы. На Ки­ев­ских го­рах он уста­но­вил идо­лов, ко­то­рым ста­ли при­но­сить че­ло­ве­че­ские жерт­вы. То­гда по­гиб­ли за Хри­ста ва­ря­ги Фе­о­дор и Иоанн. Об­сто­я­тель­ства их смер­ти про­из­ве­ли на Вла­ди­ми­ра силь­ное впе­чат­ле­ние, и он на­чал со­мне­вать­ся в ис­тин­но­сти язы­че­ской ве­ры

Календарь


« Октябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

За рубежом

Аналитика

Политика